Переписка с Н.Ф. фон-Мекк (В 3 книгах)

Год издания: 2004

Кол-во страниц: 624+688+736

Переплёт: твердый

ISBN: 5-8159-0393-0,5-8159-0390-6,5-8159-0391-4,5-8159-0392-2

Серия : Биографии и мемуары

Жанр: Воспоминания

Тираж закончен

Многолетняя переписка великого композитора Петра Ильича Чайковского (1840—1893) с многодетной вдовой миллионера Надеждой Филаретовной фон-Мекк (1831—1894) — знаменита и уникальна. Это не обмен письмами близких приятелей, это — стенограмма отношений двух лиц, лично не знакомых, не перекинувшихся ни одним словом, но связанных более чем дружескими, своеобразными узами. Ни одного штриха, ни одной детали не добавлено к тому, что запечатлелось на этих страницах.

Переписка Чайковского с фон-Мекк имеет исключительную ценность. Это и подробная, интересно написанная автобиография двух незаурядных людей, и летопись музыкальной жизни, и история загадочной любви. Оба корреспондента — талантливые стилисты. Они умели вести в письмах непринужденный светский разговор и откровенно анализировать свой внутренний мир, выпукло зарисовывать важные современные им исторические события и изящно, остроумно записывать мелкие детали тогдашнего быта.

 

 

Текст печатается полностью
по единственному изданию:

П.И.Чайковский
ПЕРЕПИСКА
с Н.Ф.фон-Мекк
тома 1—3
Academia
1934—1936

 

Книга первая. 1876—1878 годы

Книга вторая. 1879—1881 годы

Книга третья. 1882—1890 годы

 

Почитать Развернуть Свернуть

Предисловие к первой публикации

Переписка П.И.Чайковского с Н.Ф.фон-Мекк занимает исключительное место в эпистолярной литературе. Это не переписка друзей, не обмен письмами близких приятелей, это — стенограмма отношений двух лиц, лично незнакомых, не перекинувшихся ни одним словом, не слышавших даже голоса друг друга, но связанных более чем дружескими, своеобразными узами. Ни одного штриха, ни одной детали не добавлено в жизни к тому, что запечатлелось на этих страницах.
Переписка началась в знаменательный для Чайковского период. Мы привыкли видеть в нем всемирно известного композитора, но в семидесятых годах он далеко не был таким. Он заслужил пока только эпитет «талантливый». Его оперы изредка шли на императорской сцене. Его оркестровые произведения иногда исполнялись на симфонических собраниях, романсы, пьесы входили в быт. Одним словом, опусы талантливого профессора Московской консерватории были известны музыкальному миру. Имя Чайковского проникло и за границу. В нотных лавках (не во всех) продавались его произведения (не все), было несколько перепечаток. Европейские дирижеры и соли¬сты пытались знакомить публику с новым русским композитором. Публика внимательно слушала, одобряла, но другие имена властвовали над нею. Не было и признаков того ореола, который впоследствии окружил Чайковского в России, в Западной Европе, во всем мире. Молодой Чайковский* уже испытал свои силы во всех родах музыкального искусства. Он обнародовал две оперы, балет, три симфонии, четыре значительных оркестровых произведения, три квартета, фортепианный концерт, но известность его не успела еще подняться выше уровня популярности даровитого профессора-композитора. Перелом относится ко времени знакомства с фон-Мекк.
В начале 1877 года Чайковский начал два произведения, сразу выдвинувшие его: оперу «Евгений Онегин» и Четвертую симфонию. В сентябре 1878 года в русских концертах на Всемирной выставке в Париже его произведения покорили европейскую аудиторию. Осенью Чайковский покинул консерваторию и навсегда расстался с ненавистной ему педагогической деятельностью, весь отдавшись творчеству. Он стал пользоваться все большим и большим признанием.
Тогда же, в 1877 году, произошло событие, наложившее отпечаток на всю его жизнь. Чайковский сделал первую и по¬следнюю попытку жениться. Этот эксперимент вызвал в Чайковском жестокое потрясение. В число близких людей, оказавших ему в этот период его жизни поддержку, следует, кроме двух братьев, включить также новое, доселе почти неизвестное ему лицо — Н.Ф.фон-Мекк. Дальнейшая биография Чайков¬ского неразрывно связана с ее именем.
Надежда Филаретовна фон-Мекк (род. в 1831 г.) — дочь смоленского помещика Филарета Васильевича Фроловского и Анастасии Дмитриевны, урожд. Потемкиной, дочери отставного подполковника смоленской шляхты Дмитрия Демьяновича Потемкина. Мать ее, энергичная, деловая женщина, была главой семьи. Отец, страстный любитель музыки, отстранил себя от хозяйства и большую часть времени предавался игре на скрипке. Н.Ф.фон-Мекк унаследовала от матери властность, деловитость, пытливый ум, от отца — любовь к музыке. Она получила домашнее, но разностороннее образование и с ранних лет стала учиться игре на фортепиано. Еще девочкой она аккомпанировала отцу и часто со старшей сестрой играла в четыре руки классические произведения великих немецких мастеров.
В 1847 году, шестнадцати лет, она вышла замуж за остзей¬ского дворянина Карла Федоровича фон-Мекк, инженера путей сообщения государственной службы. В шестидесятых годах фон-Мекк взял концессии на постройку железных дорог. Сов¬местно с П.Г.фон-Дервизом он построил Курско-Киевскую, Московско-Рязанскую и Либаво-Роменскую железные дороги. Концессионеры, сделав небольшие затраты на изыскания и другие предварительные расходы, добились правительственной гарантии на сумму, значительно превышавшую действительную строительную стоимость, и построили дороги на облигационный капитал, большею частью помещенный за границей. Московско-Рязанская дорога давала самое близкое соединение центра с черноземной полосой, что сохраняло за нею монополию хлебных грузов и возможность держать высокие тарифы. К тому же рабочим платили меньше, чем на казенных железных дорогах, и в результате концессионеры получали огромную прибыль. Вскоре фон-Мекк владели капиталом в несколько миллионов рублей.
Фон-Мекк стала играть роль богатой дамы-патронессы. Она покровительствовала молодым музыкантам, фрондируя против Н.Г.Рубинштейна, который недолюбливал ее, но не мог не считаться с нею. Среди музыкантов она выделила лично ей неизвестного профессора Чайковского. Слишком ответственно утверждать со всей категоричностью, но есть много оснований предположить, что она первая объявила Чайковского выдающимся, почти гениальным композитором. Его произведения она поставила на один уровень с классическими произведениями давно признанных авторитетов. Тогда это было слишком смело, могло показаться чрезмерной экзальтированностью, увлечением консерваторской дамы. История подтвердила правильность оценки.
Через покровительствуемого ею скрипача Котека, приятеля Чайковского, фон-Мекк узнала об его материальных затруднениях. Дама-патронесса нашла удобный способ прийти на помощь: она заказала композитору несколько пустячных музыкальных работ, щедро оплатив их. Посредником был Котек. Затем последовал обмен любезно-официальными письмами, оказавшимися вступлением к совершенно необычному, в течение тринадцати с лишним лет не прекращавшемуся диалогу.
Переписка началась в декабре 1876 года. В этом году скончался муж Н.Ф.фон-Мекк. Дела принял старший сын. В личной жизни фон-Мекк отчетливее стали проявляться особенности ее душевного склада. Врожденная меланхолия постепенно нарастала, и фон-Мекк заболела недугом, называемым ею мизантропией. Светские знакомства и интересы теряли свою прелесть, она замкнулась в семье, но суровость матери заставляла детей держаться в почтительном отдалении. Фон-Мекк была совершенно одинока, и все ее радости сосредоточились на любимом искусстве. В это время случайно завязалось необычное знакомство с композитором, произведения которого она так ценила. Представилась возможность принять участие в его внешней судьбе, играть почти решающую роль. И помогать без покровительства, почтительно, восторженно. Само собой как-то, без обсуждения и предварительных условий, фон-Мекк взяла на себя заботы о материальном благополучии Чайковского, выдавая ему ежегодно по шести тысяч рублей. В нормальной обстановке или в периоды потрясений, во время приступов жестокой мизантропии или в минуты подъема, — при всех
условиях Чайковский стал находить в ней тот отклик, ту поддержку, которые в данную минуту ему были нужны. Она создавала исключительно благоприятную атмосферу для творчества, и Чайковский одну ее допускал в свою творческую лабораторию. Опять-таки само собой, без уговоров, без мотивировки, было решено лично не знакомиться и от других старательно скрывать свою дружбу. И мало кто знал об их знакомстве, и не встретились они никогда. Переписывались, живя в разных городах, еще чаще переписывались, живя в одном и том же городе.
«Милостивый государь» скоро сменился в письмах «дорогим», потом «другом» с увеличивавшимся количеством нежных эпитетов. Во многих письмах Мекк стала касаться того влияния, которое оказала встреча с Чайковским на ее жизнь, восторженно писала о восприятии его музыки: «Ваша музыка и Ваши письма доставляют мне такие минуты, что я забываю все тяжелое и все дурное, что достается на долю каждому человеку, как бы ни казался он хорошо обставленным в жизни. Вы — единственный человек, который доставляет мне такое глубокое, такое высокое счастье, и я безгранично благодарна Вам за него». «Сколько добра доставляют мне эти милые письма, каким благотворным бальзамом служат для моего истомленного сердца, одержанного несовладаемою тоскою. Когда я выхожу в свою гостиную и вижу на столе конверт с таким знакомым милым почерком, я чувствую ощущение, как от вдыхания эфира, которым прекращается всякая боль». «Моя любовь к Вам есть также фатум, против которого моя воля бессильна». «Я чувствую такую страстную привязанность к Вам, Вы так милы и дороги мне, что слезы выступают у меня на глазах и сердце дрожит от восторга. Боже мой! Как я благодарна Вам за такие минуты, как светлее и теплее стала для меня жизнь, как много вознаграждает мне Ваше отношение, как многое искупает такая натура, как Ваша». «Я не могу Вам передать, что я чувствую, когда слушаю Ваши сочинения. Я готова душу отдать Вам, Вы обоготворяетесь для меня. Все, что может быть самого благородного, чистого, возвышенного, поднимается со дна души».
Неожиданную интимность она объясняла родством душ: «Меня давно уже поразила и продолжает изумлять та необыкновенная симпатия, та сверхъестественная тождественность мыслей и чувств, которые доказываются почти в каждом письме между нами. Такого сходства двух натур редко можно встретить в самом близком кровном родстве».
Ей вторил Чайковский: «Вы тот человек, которого я люблю всеми силами души, потому что я не встречал в жизни еще ни одной души, которая бы так, как Ваша, была мне близка, родственна, которая бы так чутко отзывалась на всякую мою мысль, всякое биение моего сердца». «Мне кажется, что Вы оттого сочувствуете моей музыке, что я всегда полон тоски по идеалу, так же точно, как и Вы. Наши страдания одинаковы, Ваши сомнения так же сильны, как и мои, мы одинаково с Вами плывем по безбрежному морю скептицизма, ища пристани и не находя ее. Не оттого ли моя музыка так родственна и так близка Вам?»
Для правильной оценки писем Чайковского необходимо вспомнить его признание, сделанное в дневнике десять лет спустя, 27 июня 1888 г.: «Мне кажется, что письма никогда не бывают вполне искренни. Сужу, по крайней мере, по себе. К кому бы и для чего бы я ни писал, я всегда забочусь о том, какое впечатление произведет письмо, и не только на корреспондента, а и на какого-нибудь случайного читателя. Следовательно, я рисуюсь. Иногда я стараюсь, чтобы тон письма был простой и искренний, т.е. чтобы так казалось. Но кроме писем, написанных в минуты аффекта, никогда в письме я не бываю сам собой. Зато этот последний род писем бывает всегда источником раскаяния и сожаления, иногда даже очень мучительных. Когда я читаю письма знаменитых людей, печатаемые после их смерти, меня всегда коробит неопределенное ощущение фальши и лжи».
Как бы ни были сгущены краски в нарочито откровенном саморазоблачении, известная доля искусственности, фиктивности, вероятно, существовала, что не могло не отразиться на переписке с фон-Мекк. В комментариях к этой книге в нескольких случаях дополнительный материал на своего рода очной ставке уличает Чайковского в неискренности: тон и содержание не соответствуют полностью мыслям и настроению. Иногда стиль писем неестественен: многословие, риторика, при явном отсутствии потребности писать. Материальная зависимость не могла не внести некоторой напряженности. Как ни старался Чайковский уверить друга, что он не чувствует «той условно¬сти, которая лежит в основании обычных людских отношений», но в откровенных письмах к братьям он признавался, как тяжела была ему порой эта зависимость. Чайковский ждал, внутренне почти требовал субсидии, но он боялся обязательств, и территориальная близость, подчеркивавшая неловкость положения, просто сердила его.
Но все это отдельные штрихи, выделяющиеся при кропотливом анализе. А вместе с тем поражает поток чувства симпатии, благодарности, по крайней мере, в тот тревожный период, когда с помощью братьев и фон-Мекк Чайковский благополучно пережил душевное потрясение, от безнадежного отчаяния перейдя к наслаждению жизнью и творчеством. «Вы вместе с братьями воскресили меня, — писал он. — Я не только живу, но работаю, без чего для меня жизнь не имеет смысла». «Я вас люблю всеми силами души моей и благословляю ежеминутно судьбу, столкнувшую меня с Вами». «Друг мой, благодарю Вас за всю Вашу неоцененную дружбу ко мне. В ней я почерпаю великое утешение и никогда уже не паду духом до слабости». «Вы поистине мой добрый гений, и я не имею слов, чтобы выразить Вам силу той любви, которою я Вам отплачиваю за все, чем я Вам безгранично обязан». «Дружба Ваша сделалась теперь краеугольным камнем моего счастья и спокойствия». «Если моя любовь и благодарность к Вам когда-нибудь найдут случай выразиться фактически, то знайте, что нет жертвы, которой я не принес бы Вам». «Я сомневаюсь, чтобы когда-нибудь случай привел меня на деле доказать Вам, что я готов принести для Вас всякую жертву... и потому мне остается только услуживать и угождать Вам посредством музыки. Надежда Филаретовна, каждая нота, которая отныне выльется из-под моего пера, будет посвящена Вам».
Насколько действительно в этих новых отношениях Чайковский был самоотвержен, хотя бы просто бескорыстен? Осталась ли бы для него та же привлекательность новой дружбы, если бы не несла она с собой внешнего благополучия, одних преимуществ, без всяких обязательств и ущерба? Вопрос должен быть поставлен и решен биографами Чайковского. Конечно, совпадение взглядов на музыку, во многом — на общие вопросы жизни, в частности социально-политическая реакционность обоих корреспондентов, — все это создавало благоприятную почву для взаимной симпатии. Но не в этом, думается, причина так быстро выросших и окрепших отношений. Решающую роль должна была сыграть направленность их. В центре внимания — Чайковский, его судьба, его интересы. Жизнь его корреспондентки — второстепенное явление, затрагиваемое обычно лишь в той мере, в которой это нужно для него. Переписка посвящена Чайковскому-композитору, а все остальное играет в ней служебную роль.
Это обстоятельство придает материалам большую ценность. Переписка Чайковского с фон-Мекк — летопись его музыкальной жизни, его подробная, интересно написанная автобиография. Оба корреспондента — хорошие стилисты. Они умели вести в письмах непринужденный светский разговор и выпукло зарисовывать важнейшие моменты жизни и творчества композитора, исторические события и быт музыкального мира, вернее — свое отношение к ним. Правда, в Чайковском удивляет излишняя многоречивость, но не надо забывать особенности переписки: не личная беседа, а беседа в письме. И пишет Чайковский так легко, так живо. Письма его можно читать как талант¬ливо написанные мемуары.
Для Чайковского в его отношениях с фон-Мекк момент сексуальный не играл никакой роли. Любовь к женщине ограничилась для него страстной привязанностью к матери и сестре. Другой любви к женщине он не знал. Но в нем была огромная потребность дружбы. С давних пор установились близкие, замечательные отношения с сестрой и братьями-близнецами. Чайковский избегал людей, тяготился обществом, был замкнут, но в дружбе с несколькими лицами он раскрывался до конца. В этой плоскости и установились отношения с новым другом.
Иначе было у фон-Мекк. Тон ее писем заставляет порой насторожиться. При очевидной откровенности безупречной дружбы в них проскальзывает иногда вынужденная недоговоренность. А под влиянием музыки Чайковского Мекк порой говорила больше, чем хотела. В эти минуты в ее письмах уже не голос восхищенного друга, а крик любящего женского сердца. Так, например, осенью 1879 года по поводу полученного фортепианного переложения Четвертой симфонии, ей посвященной, она писала: «Это последнее слово искусства, дальше этого нет дороги, это предел гения, это венец торжества, это точка божества, за нее можно отдать душу, потерять ум, и ничего не будет жаль... До свидания, мой обожаемый друг, мой бог, моя любовь, мое счастье». «Я не знаю, можете ли Вы понять ту ревность, которую я чувствую относительно Вас, при отсутствии личных сношений между нами. Знаете ли, что я ревную Вас самым непозволительным образом: как женщина — любимого человека. Знаете ли, что, когда Вы женились, мне было ужасно тяжело, у меня как будто оторвалось что-то от сердца. Мне стало больно, горько, мысль о близости Вашей с этою женщиною была для меня невыносима, и знаете ли, какой я гадкий человек, — я радовалась, когда Вам было с нею нехорошо. Я упрекала себя за это чувство, я, кажется, ничем не дала Вам его заметить, но тем не менее уничтожить его я не могла — человек не заказывает себе своих чувств. Я ненавидела эту женщину за то, что Вам было с нею нехорошо, но я ненавидела бы ее еще в сто раз больше, если бы Вам с нею было хорошо. Мне казалось, что она отняла у меня то, что может быть только моим, на что я одна имею право, потому что люблю Вас, как никто, ценю выше всего на свете. Если Вам неприятно все это узнать, простите мне эту невольную исповедь. Я проговорилась. Этому причиною — симфония. Но я думаю, и лучше Вам знать, что я не такой идеальный человек, как Вам кажется. К тому же это не может ни в чем изменить наших отношений, я не хочу в них никакой перемены, я именно хотела бы быть обеспеченною, что ничто не изменится в конце моей жизни, что никто... но этого я не имею права говорить, простите меня и забудьте все, что я сказала; у меня голова не в порядке».
Чайковский обходил молчанием эти порывы. Вероятно, он старался их не замечать, забыть, отмахнуться от них, так как в этой плоскости отношения корреспондентов не могли бы долго продержаться. И у самой Мекк действительно не было потребности что-то изменить, она вполне удовлетворялась своей ролью. И тем более загадочным представляется нам неожиданный финал. Переписка велась тринадцать с лишним лет — велась без перерыва, порой особенно интенсивно и насыщенно, порой более деловито. Чайковский прошел славный творче¬ский путь, оба успели достаточно постареть. Менялось ощущение жизни, терялась сила жизни, менялись интересы и привязанности, а переписка все продолжалась. Постепенно менялся, правда, ее колорит, но все же не было как будто никаких оснований предполагать, что закончится она раньше смерти одного из корреспондентов. Прервалась же она за два года до смерти Чайковского, за три года до смерти фон-Мекк, в сентябре
1890 года. Закончилась так же неожиданно, как и началась, — по инициативе фон-Мекк, без всяких объяснений. Причины
остались неизвестными и Чайковскому. О них можно делать только догадки.

* * *
В середине девяностых годов М.И.Чайковский, собирая материалы для биографии брата, снял копии почти со всех писем композитора к разным лицам. Переписка с фон-Мекк скопирована полностью в тринадцати переплетенных томах. Подлинники за первые три года (1876—1878) не сохранились, за исключением первого письма фон-Мекк. В связи с предпринятым изданием переписки А.Л.Мекк (Давыдова) принесла в дар Музею Чайковского находившиеся у нее подлинники писем П.И.Чайковского и Н.Ф.фон-Мекк за 1879—1890 годы.
В интересах издания редакция нашла возможным воздержаться от точного воспроизведения особенностей начертания этих копий. Письма печатаются по современной орфографии. В необходимых случаях, особенно в письмах фон-Мекк, запятые заменены точками и увеличено количество красных строк. Обозначенные цифрами числа в ряде случаев переведены в слова, собственные имена дополнены, даты унифицированы.

В.А.Жданов и Н.Т.Жегин
1934 год



КНИГА ПЕРВАЯ
1876—1878 ГОДЫ


Мекк
18 декабря 1876 года, Москва
Милостивый государь Петр Ильич!
Позвольте принести Вам мою искреннейшую благодарность за такое скорое исполнение моей просьбы. Говорить Вам, в какой восторг меня приводят Ваши сочинения, я считаю неуместным, потому что Вы привыкли и не к таким похвалам, и поклонение такого ничтожного существа в музыке, как я, может показаться Вам только смешным, а мне так дорого мое наслаждение, что я не хочу, чтобы над ним смеялись, поэтому скажу только и прошу верить этому буквально, что с Вашею музыкою живется легче и приятнее.
Примите мое истинное уважение и самую искреннюю преданность. Надежда фон-Мекк.

Чайковский
19 декабря 1876 года, Москва
Милостивая государыня Надежда Филаретовна!
Искренно Вам благодарен за все любезное и лестное, что Вы изволите мне писать. Со своей стороны, я скажу, что для музыканта среди неудач и всякого рода препятствий утешительно думать, что есть небольшое меньшинство людей, к которому принадлежите и Вы, так искренно и тепло любящее наше искусство.
Искренно Вам преданный и уважающий П.Чайковский.

Мекк
15 февраля 1877 года, Москва
Милостивый государь Петр Ильич!
Не знаю, право, как и благодарить Вас за Ваше милое снисхождение к моей нетерпеливости. Если бы не мои задушевные симпатии к Вам, я боялась бы, что Вы меня избалуете, но я слишком дорожу Вашею добротою ко мне, для того чтобы это могло случиться.
Хотелось бы мне много, много при этом случае сказать Вам о моем фантастичном отношении к Вам, да боюсь отнимать у Вас время, которого Вы имеете так мало свободного. Скажу только, что это отношение, как оно ни отвлеченно, дорого мне как самое лучшее, самое высокое из всех чувств, возможных в человеческой натуре. Поэтому, если хотите, Петр Ильич, назовите меня фантазеркою, пожалуй даже сумасбродкою, но не смейтесь, потому что все это было бы смешно, когда бы не было так искренно, да и так основательно. Искренно Вас уважающая и душою Вам преданная Н.фон-Мекк.

Чайковский
16 февраля 1877 года, Москва
Милостивая государыня Надежда Филаретовна!
Позвольте Вас поблагодарить за более чем роскошное вознаграждение столь небольшого труда. Напрасно Вы не захотели сказать мне всего того, что думалось. Смею уверить, что это было бы мне чрезвычайно интересно и приятно, хотя бы оттого только, что и я преисполнен самых симпатических чувств к Вам. Это совсем не фраза. Я Вас совсем не так мало знаю, как Вы, может быть, думаете.
Если бы Вы потрудились в один прекрасный день удо¬стоить меня письменным изложением того многого, что Вы хотели бы сказать, то я бы был Вам чрезвычайно благодарен. Во всяком случае, благодарю Вас от всей души за выражение сочувствия, которое я очень, очень ценю.
Искренно уважающий Вас и благодарный П.Чайков¬ский.

Мекк
7 марта 1877 года, Москва
Милостивый государь Петр Ильич!
Ваш милый ответ на мое письмо доставил мне такое глубокое удовольствие, какого я давно не испытывала, но Вы знаете общее свойство человеческой натуры: чем больше хорошего получаешь, тем больше и хочется его, и хотя я обещала Вам не избаловаться, но начинаю сомневаться в своих силах, потому что позволяю себе обратиться к Вам с большою просьбою, которая, быть может, покажется Вам странною по своей непринятости, но ведь человек, который живет таким аскетом, как я, логично приходит к тому, что все то, что люди называют общественными отношениями, светскими правилами, приличиями и т.п., становится для него одним звуком без всякого смысла. Я не знаю вполне Вашего взгляда на этот предмет, Петр Ильич, но, по некоторым моим наблюдениям за Вами, мне кажется, что Вы менее, чем кто-нибудь, осудите меня за это, если же ошибаюсь, то прошу Вас искренно, скажите мне это прямо, без всяких комментариев, и последовательно затем откажите в моей просьбе, которая состоит вот в чем: дайте мне Вашу фотографию; у меня есть их две, но мне хочется иметь от Вас. Мне хочется на Вашем лице искать тех вдохновений, тех чувств, под влиянием которых Вы писали музыку, что уносит человека в мир ощущений, стремлений и желаний, которых жизнь не может удовлетворить. Сколько наслаждения и сколько тоски доставляет эта музыка. Но от этой тоски не хочешь оторваться, в ней человек чувствует свои высшие способности, в ней находит надежду, ожидание, счастье, которых жизнь не дает.
Первое из Ваших сочинений, которое я услышала, была «Буря». Невозможно выразить то впечатление, какое она произвела на меня; я несколько дней была как в бреду, не могла освободиться от этого состояния. Надо Вам сказать, что я не умею отделять музыканта oт человека, и даже в нем, в служителе такого высокого искусства, я еще более, чем в других людях, ожидаю и желаю тех человеческих свойств, которым поклоняюсь. Мой идеал человека — непременно музыкант, но в нем свойства человека должны быть равносильны таланту; тогда только он производит глубокое и полное впечатление. Если же, напротив, в музыканте нет человека, то его сочинения, чем лучше они в музыкальном отношении, тем больше производят на меня впечатление обмана, лицемерия и желания эксплуатировать наивных людей. Я отношусь к музыканту-человеку как к высшему творению природы, и как ни много ошибок и разочарований по этому предмету я вынесла, я не могу оторваться от такого убеждения, и вследствие его я особенно чутко отношусь к музыкантам. И потому, как только я
оправилась от первого впечатления Вашим сочинением, я сейчас хотела узнать, каков человек, творящий такую вещь. Я стала искать возможности узнать об Вас как можно больше, не пропускала никакого случая услышать что-нибудь, прислушивалась к общественному мнению, к отдельным отзывам, ко всякому замечанию, и скажу Вам при этом, что часто то, что другие в Вас порицали, меня приводило в восторг, — у каждого свой вкус. Еще на днях из случайного разговора я узнала один из Ваших взглядов, который меня так восхитил, так сочувствен мне, что Вы разом стали мне как будто близким и, во всяком случае, дорогим человеком. Мне кажется, что ведь не одни отношения делают людей близкими, а еще более сходство взглядов, одинаковые способности чувств и тождественность симпатий, так что можно быть близким, будучи очень далеким.
Я до такой степени интересуюсь знать о Вас все, что почти в каждое время могу сказать, где Вы находитесь и, до некоторой степени, что делаете. Из всего, что я сама наблюдала в Вас и слышала от других сочувственных и несочувственных отзывов, я вынесла к Вам самое задушевное, симпатичное, восторженное отношение. Я счастлива, что в Вас музыкант и человек соединились так прекрасно, так гармонично, что можно отдаваться полному очарованию звуков Вашей музыки, потому что в этих звуках есть благородный неподдельный смысл, они написаны не для людей, а для выражения собственных чувств, дум, состояния. Я счастлива, что моя идея осуществима, что мне не надо отказываться от моего идеала, а напротив, он становится мне еще дороже, еще милее. Когда бы Вы знали, что я чувствую при Вашей музыке и как я благодарна Вам за эти чувства! Было время, что я очень хотела познакомиться с Вами. Теперь же, чем больше я очаровываюсь Вами, тем больше я боюсь знакомства, — мне кажется, что я была бы не в состоянии заговорить с Вами, хотя, если бы где-нибудь нечаянно мы близко встретились, я не могла бы отнестись к Вам как к чужому человеку и протянула бы Вам руку, но только для того, чтобы пожать Вашу, но не сказать ни слова. Теперь я предпочитаю вдали думать об Вас, слышать Вас в Вашей музыке и в ней чувствовать с Вами заодно. Как мне печально, что я до сих пор не слышала Вашей «Франчески да-Римини»; я с нетерпением жду, когда она выйдет для фортепиано.
Но однако извините меня, Петр Ильич, за все мои выражения, Вам ведь они ни к чему; но не пожалейте, если Вы дали возможность человеку, кончающему жить, почти уже мертвому, как я, на минуту почувствовать жизнь, да еще в таких хороших проявлениях.
Есть еще у меня к Вам покорнейшая просьба, Петр Ильич, которая, может быть, также покажется Вам нелепою. Я не знаю, как люди на это смотрят, но в таком случае Вы, пожалуйста, также откажите мне без церемоний. Дело вот в чем. Есть у Вас в «Опричнике» один номер, который меня с ума сводит; но прежде чем Вам сказать, что я хочу с ним сделать, я хочу Вам объяснить, почему я пришла к этому желанию. По моему впечатлению, ничто лучше этой музыки не передает величия смерти и отчаяния вечной разлуки. При ней в моем воображении всегда стоит такая картина: ярко освещенная церковь, на середине которой стоит гроб с мертвецом: у гроба — человек, оплакивающий потерю дорогого существа. Ночь. При первой теме этой музыки

горе мало-помалу затихает, склоняется перед грандиозно¬стью смерти, но при этом аккорде

тоска и отчаяние всею силою поражают человека, мысль, что никогда, никогда больше не увижусь, мутит ему рассудок, раздирает сердце, и в это время как будто голос из гроба

напевает ему печальные утешения. О, какая эта музыка! За нее можно жизнь отдать, я хотела бы с нею умереть!
Так вот из этих-то мотивов, Петр Ильич, сделайте мне Маrсhe funebrе, если можно. Я прилагаю здесь самую оперу, в которой я отметила то, что мне хочется иметь в марше, и если Вы найдете возможным его сделать, то покорнейше прошу для фортепиано в четыре руки. Если же Вы найдете мою просьбу неудобною, то откажите, — я буду огорчена, но в претензии не буду. Если же исполните, то, пожалуйста, Петр Ильич, не слишком скоро, потому что, право, это есть баловство, на которое я не имею никакого права и которым мне совестно пользоваться.
Позвольте мне издать Ваши переложения для меня, и могу ли я это сделать у Юргенсона или лучше у Бесселя?
Еще позвольте мне, Петр Ильич, в переписке с Вами откинуть такие формальности, как «Милостивый государь» и т.п., — они мне, право, не по натуре, и позвольте просить Вас также в письмах ко мне обращаться без этих тонкостей. Не правда ли, Вы не откажете мне в этом? Душою Вам преданная и уважающая Вас Н.фон-Мекк.
P.S. Не забудьте, пожалуйста, мою первую просьбу.

Чайковский
16 марта 1877 года, Москва
Вы совершенно правы, Надежда Филаретовна, предполагая, что я в состоянии вполне понять особенности Вашего духовного организма. Смею думать, что Вы не ошибаетесь, считая меня близким себе человеком.
Подобно тому, как Вы старались прислушиваться к отзывам общественного мнения обо мне, и я, со своей стороны, не пропускал случая узнать подробности о Вас и о строе Вашей жизни. Я всегда интересовался Вами как человеком, в нравственном облике которого есть много черт, общих и с моей натурой. Уж одно то, что мы страдаем с Вами одною и тою же болезнью, сближает нас. Болезнь
эта — мизантропия, но мизантропия особого рода, в основе которой вовсе нет ненависти и презрения к людям. Люди, страдающие этой болезнью, боятся не того вреда, который может воспоследовать от козней ближнего, а того разочарования, той тоски по идеалу, которая следует за всяким сближением.
Было время, когда я до того подпал под иго этого страха людей, что чуть с ума не сошел. Обстоятельства моей жизни сложились так, что убежать и скрыться я не мог. Приходилось бороться с собой, и единый Бог знает, чего мне стоила эта борьба.
Теперь я уже вышел настолько победителем из этой борьбы, что жизнь давно перестала быть невыносимой. Меня спасает труд — труд, который в то же время и наслаждение. К тому же, благодаря нескольким успехам, выпавшим на мою долю, я очень ободрился, и хандра, доходившая прежде до галлюцинаций и безумия, посещает меня редко.
Из сказанного выше Вы легко поймете, что меня ни¬сколько не удивляет, что, полюбив мою музыку, Вы не стремитесь к знакомству с автором ее. Вы страшитесь не найти во мне тех качеств, которыми наделило меня Ваше склонное к идеализации воображение. И Вы совершенно правы. Я чувствую, что при более близком ознакомлении со мной Вы бы не нашли того соответствия, той полной гармонии музыканта с человеком, о которой мечтаете.
Теперь позвольте поблагодарить Вас за те выражения любви к моей музыке, которыми так полно Ваше письмо. Если бы Вы знали, как приятно и отрадно музыканту, когда он уверен, что есть душа, которая так же сильно и так же глубоко перечувствует все то, что и он чувствовал, когда замышлял и приводил в исполнение свой труд. Спасибо Вам за Ваши добрые, теплые, сочувственные отзывы. Ради подобающего случаю скромничания я не скажу, что не¬достоин их. Хорошо ли, худо ли я пишу, но несомненно одно — это то, что я пишу по внутреннему и непоборимому побуждению. Я говорю на музыкальном языке, потому что мне всегда есть что сказать. Я пишу искренно, и мне чрезвычайно отрадно встретить в Вас человека, оценившего эту искренность.
Не знаю, будете ли Вы довольны маршем и сумел ли я хоть приблизительно подойти к тому, о чем Вы мечтали. Если нет, то не стесняйтесь сказать мне правду. Когда-нибудь я, может быть, сумею на

Дополнения Развернуть Свернуть

Именной указатель

 

Абаза Юлия Федоровна (?—1915), жена министра А.А.Абаза, певица — 627
Абрамов Абрум, певец, в 1877—1882 гг. артист московского Большого театра — 1152
Агриппина Старшая, жена римского императора — 942
Ададуров Иван Евграфович (?—1907), член правления Московско-Казанской железной дороги, член дирекции Русского му¬зыкального общества — 1862
Адамов Владимир Степанович (1633—1877), гофмейстер, с 1872 г. директор департамента Министерства юстиции — 47
Адлерберг Александр Владимирович (1818—1888), министр императорского двора — 1262, 1265
Азанчевский Михаил Павлович (1839—1881), в 1871—1876 гг. директор Петербургской консерватории — 218, 228, 229
Аксаков Иван Сергеевич (1823—1886), поэт — 477, 490, 1254
Александр I (1777—1825) — 1202
Александр II (1818—1881) — 1310
Александр III (1845—1894) — 1599, 1602, 1698, 1808, 1890, 1911
Алексеев Николай Александрович (1848—1893), директор московского отделения Русского му¬зы¬кального общества — 1136, 1521
Алексей Александрович (1850—1908), великий князь, сын Александра II — 1112
Алессандри, фотограф в Риме — 1306
Алехин Александр Александрович, член правления Рязанской железной дороги — 1908
Алопеус Иван Самойлович (1824—1904), директор училища правоведения, впоследствии сенатор — 840
Альбини, псевдоним певицы Любови Ивановны Челюскиной, выступавшей на итальянской сцене — 955
д’Альбер Евгений-Френсис-Шарль (1864—?), пианист и композитор — 1685, 1689
Альбрехт Константин (Карл) Карлович (1835—1813), виолончелист, инспектор и преподаватель Московской консерватории — 177, 502, 1160, 1712, 1713, 1715, 1719, 1959, 1960, 1962
Альтани Ипполит Карлович (1846—1919), дирижер оперы московского Большого театра — 1751, 1752
Алябьев Александр Александрович (1802—1852), композитор — 30
Андраши Юлий (1823—1890), в 1871—1879 гг. министр иностранных дел Австро-Венгрии — 319
Апраксина Александра Васильевна (1827—1905), рожд. кн. Трубецкая, по второму браку — баронесса Шарлеф де-Бош — 405, 794
Аренский Антоний Степанович (1861—1905), композитор — 1707, 1970, 1991
Арто Дезире (1835—1907), французская певица, ученица Виардо — 49
Аршамбо, врач в Париже — 86, 87
Ауэр Леопольд Семенович (1845—1925) — скрипач-виртуоз, профессор Петербургской консерватории — 323, 348, 376

Бабушка К.О., скрипач, чех по происхождению, в 1880—1885 гг. преподаватель Московской консерватории — 323, 348, 376
Базилевская Екатерина Петровна (?—1884), племянница Давыдовых — 1617
Байрон Джордж Ноэль Гордон (1788—1824), поэт — 1041
Балакирев Милий Алексеевич (1836—1910), композитор, глава «Могучей кучки» — 162, 163, 510, 1249, 1251, 1944, 1945
Бальмас, гувернантка — 1814
Барановский, член дирекции Рус¬ского музыкального общества — 1862, 1863
Барцал Антон Иванович (1847—1927), певец, в 1878—1903 гг. артист московского Большого театра — 1152
Барцевич Станислав Карлович (1858—?), скрипач, профессор Варшавской консерватории — 219
Барятинская Мария Аполлинарьевна (1835—1906), жена отставного капитана кн. В.И.Барятинского — 470
Баталина А.И.— см. Губерт А.И.
Бах Иоганн-Себастьян (1685—1750), немецкий композитор — 266, 287, 1600
Бевиньяни Энрико-Модесто (?—1903), оперный капельмейстер, в 1874—1881 гг. дирижер московского Большого театра — 970, 1133, 1142, 1143
Бегичев Владимир Петрович (1838—1891), драматург, начальник репертуара московских императорских театров — 1146
Безекирский Василий Василь¬евич (1835—1921?), скрипач-виртуоз; в 1855—1890 гг. пер¬вый скрипач Большого театра в Москве — 323
Беккер Жан (1833—1884), немецкий скрипач, основатель так называемого «Флорентийского квар¬тета» (существовал до 1881 го¬да) — 635, 638
Белинская Феодосья Никитишна — 491
Белли-Блан, артист драматического театра во Флоренции — 274
Беллини Винченцо (1802—1835), итальянский композитор — 1337, 1338
Белоха Анна Порфирьевна, певица, в 1886—1887 гг. артистка московского Большого театра — 491
Беляев Митрофан Петрович (1836—1904), лесопромышленник, меценат — 1944, 1956
Бенардаки Мария Павловна (?—1913), жена капиталиста, жившая в Париже — 1897
Беннигсен Адам Павлович (1822—?), внук Мекк, офицер лейб-гвардии конного полка — 1378, 1412, 1624, 1788
Беннигсен Александра Карловна — см. Мекк А.К.
Беннигсен Георгий Павлович (1879—?), офицер лейб-гвардии Гусарского полка, член Орловской губернской земской управы — 1226
Беннигсен Ксения Павловна, (1884—?), внучка Мекк — 1628, 1631, 1788
Беннигсен Леонтий Павлович (1881—1905), офицер лейб-гвардии Гусарского полка, внук Н.Ф.фон-Мекк — 1631
Беннигсен Павел Александрович (1845—?), тульский и новгород¬ский помещик, муж А.К.Мекк — 759, 765, 1531, 1532, 1631, 1918
Беннигсен Эммануил Павлович (1875—?), помещик Новгород¬ской губернии, член 3-й и 4-й Го¬сударственной думы — 364, 1891, 1911, 1912, 1916
Березовский Максим Созонтович (1745—1777), композитор — 357
Берлиоз Гектор (1803—1869), французский композитор, музыкальный критик — 144, 163, 330, 434, 583, 638, 666, 669, 675, 906, 907, 1453, 1464, 1598
Бернар Сара (1844—1923), французская трагическая артистка — 1098, 1293
Бернар Софья Алексеевна (?—1920), московская филантропка, заведующая дешевыми квартирами Московской консерватории — 276
Бернард Матвей Иванович (1794—1871), пианист и ком¬позитор, основатель музыкаль¬но-издательской фирмы в Петербурге, издатель музыкаль¬ного журнала «Нувеллист» — 322, 1742
Бернгард Август Рудольфович (1852—1908), музыкальный деятель, с 1878 г. — преподавателем гармонии и сольфеджио в Петербургской консерватории, в 1898—1905 гг. — ее ди¬ректор — 493, 494
Бернут фон Юлиус (1830—1902), дирижер, директор Филормонического общества в Гамбурге — 981
Бертенсон, пианистка — 981
Бертенсон Лев Бернардович (1850—1929), врач — 1758
Бессель Василий Васильевич (1843—1907), основатель нотной торговли и издательской фирмы в Петербурге, один из первых издателей произведений Чайковского — 930, 931, 936
Бетховен ван Людвиг (1770—1827), немецкий композитор — 38, 101, 163, 166, 167, 249, 264, 266, 287, 321, 330, 376, 583, 678, 1053, 1081, 1123, 1453, 1737, 1739
Бизе Жорж (1838—1875), француз¬ский композитор — 146, 163, 270, 294, 295, 514, 553, 1053, 1054, 1464, 1468, 1628, 1789
Биконсфильд гр. — см. Дизраели.
Бильзе, дирижер — 650, 692
Бисмарк Отто (1815—1898), немецкий канцлер — 754, 755, 759, 1804, 1922
Блуменфельд Станислав Михайло¬вич (1850—1897), пианист — 1088
Бобринская Юлия Станиславовна (1804—1892) — 1389, 1390
Бобринский Александр Алексеевич (1823—1903), помещик, с 1896 го¬да член Государственного совета —1017
Бойков Иван Васильевич, слуга Мекк — 140, 641, 1822, 1823, 1826, 1832
Болтера, актер оперной труппы во Флоренции — 571
Бончиани, владелец ресторана и отеля близ Флоренции — 598
Бородин Александр Порфирьевич (1834—1887), композитор и химик, профессор медико-хирургической академии — 145, 162, 1956
Боткин Сергей Петрович (1832—1889), лейб-медик — 1195, 1846
Бочаров Михаил Ильич (1832—1895), декоратор московского Большого театра — 1536
Брамс Иоганнес (1833—1897), немецкий композитор — 122, 144, 163, 307, 544, 652, 967, 977, 1673, 1685, 1742, 1887
Брандуков Анатолий Андреевич (1853—1930), виолончелист — 277, 1757, 1760, 1784, 1788, 1790, 1896, 1897, 1983
Браницкий Владислав Александрович, помещик Киевской губернии, с 1896 года егермейстер — 755
Бремонтье Никола-Томас (1738—1809), инженер —1066
Бродский Адольф (1851—1929), скрипач, в 1875—1878 гг. преподаватель Московской консерватории — 323, 348, 1303, 1887, 1888
Брух Макс (1838—1920), немецкий композитор — 287, 299
Брюллова Алина Ивановна — см. Конради А.И.
Булгарин Фаддей Венедиктович (1789—1859), писатель и журналист — 578, 581
Буренин Виктор Петрович (1841—1926), поэт и критик, с конца семидесятых годов влиятельный сотрудник «Нового времени» — 648, 1362
Бутаков Иван Иванович, контр-адмирал — 1352
Бутакова Вера Васильевна (1840—1920), сестра Л.В.Давыдова, жена И.И.Бутакова — 699, 1355
Бутовский Александр Иванович (1814—1890), директор департамента мануфактур Министерства финансов, впоследствии сенатор — 158
Буц, ювелир в Петербурге — 1561
Бюлов фон Ганс-Гвидо (1830—1894), пианист, дирижер, музыкальный критик — 308, 556, 650, 651, 774, 1673, 1678, 1685, 1888, 1889

Вагнер Рихард (1813—1883), немецкий композитор — 121, 147, 208, 287, 646, 734, 735, 904, 917, 983, 1444, 1445, 1451, 1453, 1468, 1470, 1502, 1598, 1655, 1656, 1658, 1673
Вальц Карл Федорович (1846—1929), декоратор московского Большого театра — 1709
Васильев Сергей — см. Флеров С.В.
Вебер Карл-Мария (1786—1826), немецкий композитор — 1677
Велинская Феодосия Никитишна (?—1929), певица (сопрано), в 1877—1885 гг. артистка Мариинского театра — 627
Венявский Генрих Иосифович (1835—1880), скрипач и композитор — 386, 962, 982, 984, 986, 988, 990, 992
Верди Джузеппе (1813—1901), итальянский композитор — 307, 535, 1111
Верни Августа, певица, в 1879—1883 гг. артистка московского Большого театра — 1152, 1154
Веронезе Паоло (1528—1588), итальянский живописец — 266
Виардо Луи (1800—1883), историк и критик искусства, муж П.Виардо — 680
Виардо Марианна, дочь Полины Виардо, концертная певица — 681, 685
Виардо Полина (1821—1910), певица, близкий друг И.С.Тургене¬ва — 677, 680, 1784, 1788, 1789
Виардо Поль, скрипач, сын П.Виардо — 1788, 1790
Виве Жан, гувернер детей Мекк — 1543
Виктор-Эммануил II (1820—1878), король Италии — 188
Вилинбахов Афанасий Петрович (1831—?), директор правления Ря¬занской железной дороги — 1847
Вильгельм II (1859—1941), германский император — 1596, 1920—1922
Винчи Матильда, певица, в 1879—1881 гг. артистка московского Большого театра — 1152
Витковский, музыкант-дилетант — 1044
Владыкин, автор путеводителя по Кавказу — 1914
Вольтер Франсуа-Мари-Аруэ (1694—1778), французский писатель, философ-просветитель — 591
Вольф Герман (1845—?), концерт¬ный антрепренер в Германии — 1951, 1952
Вормс Густав (1836—1910), фран¬цуз¬ский драматический актер — 670
Воронец А.С., присяжный поверенный — 1221
Всеволожский Иван Александрович (1835—1909), директор императорских театров — 1709, 1950, 1977
Вьетан Анри (1820—1881), скрипач-виртуоз и композитор — 560
Вячеслав Константинович (1862—1879), сын великого князя Констатина Николаевича — 672

Галилей Галилео (1564—1642), итальянский ученый — 128
Галли Анатолий Иванович, преподаватель Московской консерватории по классу фортепьяно — 295, 309, 841
Галуппи Вальтазар (1706—1784), итальянский оперный композитор — 1040
Гамбетта Леон Мишель (1833—1882), французский политический деятель — 1476
Гамильтон Евдокия Гавриловна (1846—1887), с 1875 года жена лорда Чарльза-Джорджа Гамильтон-Дугласа — 94, 1173
Ганслик Эдуард (1825—1904), немецкий музыкальный критик, профессор Венского университета, руководитель музыкального отдела газеты «Neue Freie Presse» — 1298—1300
Гверини, скрипач — 218
Гверчино Джованни-Франческо (1591—1666), итальянский живописец — 943
Гейкинг фон Густав Эдуардович (?—1878), жандармский офицер — 460
Гейне Генрих (1797—1856), немецкий поэт — 253
Гендель Георг-Фридрих (1685—1759), немецкий композитор — 376
Генке Петр, знакомый Чайков¬ского — 1765
Гербер, инспектор музыки московских императорских театров — 1384
Герцен Александр Иванович (1812—1870), писатель, публицист — 916
Гете Иоганн-Вольфганг (1749—1832), немецкий поэт — 135, 172, 1662
Гилев Сергей Васильевич (1854—?), певец, первый исполнитель роли Онегина — 171, 179, 701
Гиро Эрнест (1837—1892), французский композитор — 1468
Глазунов Александр Константинович (1865—1936), композитор — 1945, 1956
Глен фон Альфред Эдмундович (1858—1922), виолончелист, с 1890 года профессор Москов¬ской консерватории — 1989
Глинка Михаил Иванович (1804—1857), композитор — 264, 294, 417, 418, 452, 545, 601, 1038—1040, 1061, 1065, 1086, 1677
Годар Бенжамен-Луи-Поль (1849—1895), французский композитор — 578
Голицын Сергей Михайлович (1843—1915), помещик — 1753
Гольдмарк Карл (1830—1915), немецкий композитор — 286, 287, 299, 514, 645, 649, 664, 938, 967
Гольман Иосиф (1852—1927), голландский виолончелист — 604
Гончаров Иван Александрович (1812—1891) — 1782
Горчаков Александр Михайлович (1798—1883), государственный канцлер — 193
Горчаков Константин Александрович (1841—?), шталмейстер — 1244, 1245, 1247
Гофман Генрих (1842—1902), немецкий композитор — 664
Греви Жюль (1807—1891), французский государственный деятель, в 1879 г. президент республики — 918
Гретенер Ксаверий, гувернер детей Мекк — 1265
Гржимали Иван Войцехович (1844—1915), скрипач, с 1869 г. преподаватель, с 1875 г. профессор Московской консерватории — 107, 713, 949
Грибоедов Александр Сергеевич (1795—1829), поэт — 1774
Григ Эдвард (1843—1907), норвежский композитор — 646
Гримм Фридрих (1723—1807), писатель и дипломат, корреспондент Екатерины II — 559, 591
Грюнфельд Альфред (1852—1924), пианист и композитор — 1685
Грюцмахер Фридрих-Вильгельм-Людвиг (1832—1903), немецкий виолончелист-виртуоз и композитор — 189
Губерт Александра Ивановна (1850—?), рожд. Баталина жена Н.А.Губерта, пианистка, преподавательница Московской консерватории — 101, 1561—1565
Губерт Николай Альбертович (1840—1888), с 1870 г. профессор теории музыки в Москов¬ской консерватории, в 1881—1883 гг. ее директор — 101, 498, 510, 949, 952, 958, 959, 967, 1027, 1520, 1521, 1531, 1533, 1537, 1540, 1634, 1641, 1643, 1644, 1714—1717, 1935, 1937, 1938
Гумберт I (1844—1900), король Италии — 519
Гуммель Иоганн (1778—1837), немецкий композитор — 301, 302
Гуно Шарль-Франсуа (1818—1893), французский композитор — 144, 168, 434, 614, 646

Давыдов Василий Львович (1792—1855), декабрист — 1092
Давыдов Владимир Александрович (1816—1886), двоюродный брат Л.В.Давыдова, камергер — 1005, 1784, 1786
Давыдов Владимир Львович (1871—1906), любимый племянник Чайковского, впоследствии офицер лейб-гвардии Преображенского полка — 547, 727, 790, 864, 1014, 1025, 1077, 1382, 1509, 1610, 1830, 1839, 1910
Давыдов Дмитрий Львович (1870—1930), племянник Чайковского — 453, 751, 797, 1078, 1407, 1509, 1510
Давыдов Карл Юльевич (1838—1889), виолончелист-виртуоз, композитор, в 1876—1886 гг. директор Петербургской консерватории — 1303, 1362
Давыдов Лев Васильевич (1837—1896), сын декабриста, с 1860 г. муж сестры Чайковского, управляющий имением Каменка — 793, 1022, 1093, 1152, 1158, 1159, 1197, 1201, 1209, 1210, 1213, 1214, 1217, 1221—1224, 1227—1229, 1232, 1233, 1239—1243, 1264, 1268, 1269, 1356, 1403, 1549, 1608, 1610, 1622, 1635, 1638, 1640, 1676, 1791, 1792, 1929, 1933, 1934, 1997
Давыдов М., скрипач, в 1870—1871 гг. ученик Московской консерватории — 536
Давыдов Николай Васильевич (?—1917), сын декабриста, брат Л.В.Давыдова, владелец Каменки — 894, 1092, 1093
Давыдов Петр Васильевич (1825—1912), брат Л.В.Давыдова, отставной гвардии поручик — 1092, 1093
Давыдов Юрий Львович (1874—?), племянник Чайковского, впо¬следствии земский деятель — 444, 726, 727, 746, 790, 797, 1023, 1026, 1080, 1081, 1152, 1201, 1268, 1306, 1403, 1407
Давыдова Александра Ивановна (1802—1895), жена декабриста — 352, 353, 1227, 1352, 1357, 1610, 1745, 1929, 1995
Давыдова Александра Ильинишна (1842—1891), сестра Чайковского, с 1860 г. жена Л.В.Давыдова — 444, 627, 636, 710, 719, 720, 723, 725, 762, 785, 797, 872, 926, 946, 947, 965, 1015, 1026, 1071, 1104, 1105, 1108, 1109, 1127, 1152, 1192, 1193, 1195, 1197, 1200, 1216, 1217, 1220, 1232, 1237, 1243, 1250, 1252, 1255, 1256, 1268, 1413—1416, 1428, 1430, 1431, 1434, 1441, 1449, 1459, 1549, 1606, 1610, 1613, 1658, 1673, 1766, 1903, 1910, 1929, 1933, 1934, 1970, 1995
Давыдова Анна Львовна (1864—?), племянница Чайковского, впо¬следствии жена сына Н.Ф.фон-Мекк — Н.К.фон-Мекк — 448, 452, 785, 792, 1220, 1268, 1275, 1346, 1355, 1379, 1380, 1386, 1399, 1400, 1402, 1407, 1409, 1414, 1422, 1425, 1426, 1430, 1431, 1432, 1483, 1513, 1514, 1518, 1528, 1539, 1548, 1553, 1557, 1565, 1590, 1591, 1601, 1610, 1613, 1616, 1618, 1623, 1625, 1656—1660, 1668, 1683, 1805—1808, 1812, 1827, 1829, 1833, 1836, 1867, 1891, 1908, 1953—1955, 1959, 1961, 1966, 1970, 1971
Давыдова Вера Львовна (1863—1888), племянница Чайковского, с 1881 г. жена Николая Александровича Римского-Корсакова — 751, 792, 884, 1005, 1047, 1106, 1114, 1125, 1152, 1268, 1272, 1275, 1276, 1278, 1279, 1284, 1285, 1297, 1321, 1352, 1403, 1551, 1613, 1624, 1664, 1666, 1730, 1910, 1933, 1935, 1940—1942, 1947
Давыдова Наталья Львовна (1868 —?), племянница Чайковского — 452, 751, 809, 826—829, 850—853, 867, 868, 884, 890, 899, 900, 1005, 1201, 1241, 1242, 1268, 1379, 1380, 1384, 1470, 1479, 1481—1483, 1557, 1613, 1638, 1673, 1910, 1987
Давыдова Татьяна Львовна (1862—1886), племянница Чайковского — 627, 872, 926, 941—943, 946, 947, 976, 1005, 1020, 1023, 1030, 1045, 1047, 1071, 1106, 1109, 1114, 1125, 1153, 1158, 1192, 1195, 1198, 1200, 1216, 1217, 1219—1221, 1233—1239, 1255, 1256, 1268, 1269, 1278, 1326, 1343, 1344, 1358, 1360, 1400, 1407, 1414, 1431, 1441, 1443, 1444, 1457, 1458, 1465—1472, 1475, 1477, 1483, 1485, 1487, 1493—1495, 1503, 1504, 1507, 1509, 1521, 1525, 1532—1534, 1539, 1548, 1550—1553, 1556, 1563, 1565, 1592—1595, 1603, 1610, 1613, 1638, 1640, 1676, 1745, 1829—1831, 1841—1844
Данилевский Григорий Петрович (1829—1890), писатель — 1202
Данильченко Петр Антонович (1857—190?), виолончелист, ар¬тист московского Большого театра — 35, 323, 395, 761, 961, 1101, 1162, 1167, 1866, 1867, 1893, 1936, 1948, 1949, 1953, 1954
Данте Алигьери (1265—1321), итальянский поэт — 311
Даргомыжский Александр Сергеевич (1813—1869), композитор — 1086, 1826
Дебен Александр-Франсуа (1809—1877), изобретатель гармониума — 387
Дебюсси Клод (1862—1918), фран¬цузский композитор — 1094, 1101, 1107, 1112, 1116, 1125, 1130, 1209, 1319, 1401, 1435, 1571, 1628
Дегтярев, пианист, преподаватель музыки — 265
Делиб Лео (1836—1891), французский композитор — 119, 163, 270, 553, 979, 1468, 1787—1789
Дерби Эдуард-Гекри-Стенли (1826—1893), английский политический деятель — 303
Дервиз фон Варвара Павловна (1865—1881), дочь П.Г.фон Дервиза. В ее память родители учредили в Москве женскую гимназию — 1219
Дервиз фон Иван Григорьевич (1839—1891), председатель правления Рязанско-Уральской железной дороги — 673, 1209, 1219, 1826, 1863
Дервиз фон Павел Григорьевич (1826—1881), концессионер и строитель железных дорог — 500, 1218, 1219
Дервиз фон Сергей Павлович, сын П.Г.Дервиза, владелец железнодорожных акций — 1854, 1906, 1907
Дизмер Луи (1843—1919), французский пианист и композитор — 1897
Дизраели Бенджамен (1804—1881), английский полити¬ческий деятель — 277, 547
Диккенс Чарльз (1812—1870), английский писатель — 637, 1656
Додонов Александр Михайлович (1837—1914), оперный певец, в 1869—1890 гг. артист московского Большого театра — 179
Додэ Альфонс (1840—1897), фран¬цузский романист — 589, 1464, 1628, 1632, 1633, 1638, 1689
Долгоруков Владимир Андреевич (1810—1891), с 1865 года московский генерал-губернатор — 1328
Долгорукова Екатерина Михайловна (1847—1922), фрейлина, морганатическая жена Александра II — 1105
Дольчи Карло (1616—1686), итальянский живописец — 266
Доманевский Б.Р., пианист — 1946, 1949
Доменикино (Доменико Цампьери) (1581—1641), итальянский живописец и архитектор — 95
Доор Антон (1833—1919), пианист-виртуоз, профессор Вен¬ской консерватории — 612, 613, 619
Достоевский Федор Михайлович (1821—1881) — 673, 674, 677, 1782
Дюбуа, француз, садовник в Браилове — 794
Дюбюк Александр Иванович (1812—1897), пианист, в 1866—1872 гг. профессор Московской консерватории — 574
Дюма Александр (сын) (1824—1895), французский писатель — 615

Евгений Максимилианович Лейхтенбергский (1847—1901), герцог — 999
Еж Теодор-Томаш (1824—1915), польский писатель — 293
Екатерина II (1729—1796), императрица — 559, 591, 592, 1314
Екатерина Михайловна (1827—1894), великая княгиня, дочь великого князя Михаила Павловича — 999
Емельянов Алексей Степанович (1852—188?), революционер-террорист — 333

Жаколио Луи (1837—1897), французский писатель — 267, 312
Жанна д’Арк (1412—1431), нацио¬нальная героиня Франции — 535
Жедринский Владимир Александрович (1851—1891), товарищ прокурора Петербургского окружного суда — 1055
Жентон Эмма, гувернантка детей Н.Д.Кондратьева — 1604, 1605, 1609
Жиль-Наза, актер — 930
Жорж Санд (1804—1876), французская писательница — 293
Жуковская Александра Васильевна (1842—1899), дочь поэта — 774, 1112
Жуковский Василий Андреевич (1783—1852), поэт — 363, 535, 620
Жюжан Маргарита Александровна, гувернантка Познанского — 541, 547, 548, 558, 560

Завадский Анатолий, пианист, в 1882—1886 гг. ученик Москов¬ской консерватории — 1861, 1862, 1867
Засулич Вера Ивановна (1851—1919), революционерка — 333, 340, 460
Захарьин Григорий Антонович (1829—1897), врач — 1491
Зверев Николай Сергеевич (1832—1893), пианист, преподаватель Московской консерватории — 1862, 1863
Зилоти Александр Ильич (1863—?), пианист, дирижер — 972, 973, 981, 1627, 1630, 1750, 1838, 1887
Зилоти Вера Павловна (1867—?), дочь П.М.Третьякова, с 1887 го¬да жена А.И.Зилоти — 1838, 1839, 1967
Зильберштейн Моисей Иоакимович (1855—1923), певец, артист Мариинского театра — 171, 179, 643, 644
Золя Эмиль(1840—1902), французский писатель — 99, 683, 685, 823, 1632
Зоппети, артист драматического театра во Флоренции — 274

Иван Васильевич — см. Бойков И.В.
Иванов Михаил Михайлович (1849—1927), музыкальный критик, композитор — 1700, 1702
Игнатьев Николай Павлович (1832—1908), политический деятель, дипломат и министр — 1302
Икскуль Варвара Ивановна (1850—?), жена русского посла в Риме — 1173
Иоанн Златоуст (344—407), богослов — 112
Иоахим Иосиф (1831—1907), скрипач-виртуоз, директор Высшей музыкальной школы в Берлине — 295, 628, 629, 967
Иолшин Александр Александрович (?—1929), муж дочери Н.Ф.фон-Мекк — 489
Иолшина Е.К. — см. Мекк. Е.К.
Исаков Николай Васильевич (1821—1891), генерал-адъютант, главный начальник военно-учебных заведений — 999

Кадмина Евлалия Павловна (1853—1881), певица, в 1875—1876 гг. артистка Мариинского театра — 1289, 1291, 1294
Калиновский, музыкант — 499
Каменская Мария Даниловна (1852—1925), оперная певица, в 1874—1886 и 1891—1906 гг. артистка Мариинского театра — 1052, 1061, 1139, 1161, 1164, 1166, 1168, 1268, 1415, 1444
Каменский, врач — 1503
Кант Иммануил (1724—1804), немецкий философ — 135
Карцев Георгий Павлович (1861—?), двоюродный племянник Чай¬ковского, муж А.В.Панаевой — 1686
Катков Михаил Никифорович (1818—1887), публицист, издатель «Русского вестника», редактор «Московских ведомо¬стей» — 1301, 1302, 1614, 1649
Катуар Георгий Львович (1861—1926), композитор — 1744
Кашкин Николай Дмитриевич (1839—1920), профессор Московской консерватории по классу теории и истории музыки (1866—1896) — 177, 481, 763, 1661
Керубини Луиджи (1760—1842), итальянский композитор — 119, 287, 502
Киль Фридрих (1821—1885), немецкий композитор, профессор консерватории Штерна по классу фортепьяно — 544
Клемм, генерал, дилетант-музыкант — 1143
Кленовский Николай Семенович (1857—?), композитор и дирижер — 309, 1977
Климентова-Муромцева Мария Николаевна (1856—?), певица — 171, 179, 701, 702
Клиндворт Карл (1830—1916), пиа¬нист, в 1868—1884 гг. профес¬сор Московской консерватории — 178, 215, 264, 265, 1714, 1717, 1718, 1755
Кокорев Василий Алексеевич (1817—1889), владелец гостиницы в Москве — 1568
Колаковский Алексей Антонович (1856—?), скрипач — 189
Колонн Эдуард (1833—1910), фран¬цузский дирижер — 671, 672, 874—876, 883, 909, 910, 918, 953, 960, 961, 966, 972, 975, 976, 980, 985, 1125, 1132, 1788—1791, 1832, 1893, 1897, 1898, 1956
Комиссаржевский Федор Петрович (1833—1905), певец, артист Мариинского театра (1863—1879), профессор Московской консерватории (1883—1888) — 179, 214
Кондратьев Николай Дмитриевич (183?—1887), помещик, предводитель дворянства Сумского уезда, Харьковской губернии — 138, 139, 781, 1055, 1170, 1524, 1840, 1841, 1846—1849, 1857, 1863, 1864, 1868, 1869, 1877
Кондратьева Мария Сергеевна (1840—?), жена Н.Д.Кондратьева — 1390, 1395, 1396
Конно, певица — 1897
Конради Алина Ивановна (1849—1932), с 1867 г. жена своего родного дяди Г.К.Конради. В 1879 г. разошлась с ним и вышла замуж за Владимира Александ¬ровича Брюллова (1845—1918), сына из¬вестного архитектора — 773, 973, 1363, 1365, 1366
Конради Вера Германовна — 1363
Конради Герман Карлович (1833—1882), агроном, управляющий круп¬ными имениями на Украине — 142, 224, 773, 1207, 1208, 1210, 1287, 1339, 1363, 1366
Конради Николай Германович (1868—1923), воспитанник М.И.Чайковского, впоследствии владелец имения Гранкино, Полтавской губернии — 139, 142, 166, 167, 169, 174, 180—182, 224, 231, 257, 259, 313, 314, 337, 869, 889, 941, 942, 965, 973, 1021, 1022, 1115, 1309, 1313—1317, 1366, 1443, 1645, 1994
Константин Константинович (1858—1915), великий князь, поэт, президент Академии наук — 991, 999, 1170, 1171, 1272, 1797, 1816, 1920
Константин Николаевич (1827—1892) — великий князь, президент Русского музыкального общества — 855, 988, 989, 992, 997, 998, 1308, 1450, 1511, 1701, 1714, 1965
Коншин Владимир Дмитриевич (?—1915), отец жены А.И.Чайковского — 1343
Корганов Геннадий Осипович (1858—1890), пианист и композитор — 1774, 1775
Корде Шарлотта (1769—1793), убийца Марата — 1805
Корещенко Арсений Николаевич (1870—1921), пианист, композитор — 1701
Корреджио, живописец — 266, 968
Корсов Готфрид Готфридович, певец (баритон), в 1869—1881 гг. артист петербургского, с 1882 г. московского императорских театров; с 1894 г. заслуженный артист — 485, 486
Костюшко Тадеуш (1746—1817), польский политический деятель — 581
Котек Иосиф Иосифович (1855—1885), скрипач — 24, 119, 121, 124, 125, 269, 1303, 1666, 1667, 1670, 1671, 1675—1677, 1840
Кошкаров, помещик — 926, 941, 942, 1020, 1021
Краусс Габриела (1842—1906), опер¬ная певица, примадонна парижской Большой оперы — 663
Крашевский Иосиф-Игнатий (1812—1887), польский писатель — 390
Крен Франц (1816—1897), органист, профессор гармонии Венской консерватории — 1669, 1670
Крестовский В. — см. Хвощин¬ская-Заинчковская
Крутикова Александра Павловна (1851—1919), певица, в 1872—1876 и 1880—1901 гг. артистка московского Большого театра — 1152
Кудрявцев, знакомый А.И.Чайковской — 46
Куинджи Архип Иванович (1842—1910), художник — 1158
Куниберти Гемма, артистка драматического театра во Флоренции — 558
Кюи Цезарь Антонович (1835—1920), композитор, музыкальный критик, профессор фортификации — 162, 440, 917, 918, 920, 1111, 1702, 1742, 1945
Кюстер (Кистер) Карл Карлович, статс-секретарь, управляющий контролем и кассой министерства императорского двора — 1164

Лавровская Елизавета Андреевна (1849—1919), по мужу княгиня Цертелева, певица, с 1888 г. профессор Московской консерватории — 491, 627, 994
Лало Эдуард (1823—1892), французский композитор, скрипач — 269, 270, 286, 294, 333, 334, 549, 550, 555, 561, 562, 565, 567, 568, 571, 572, 578, 1468
Ламуре Шарль (1834—1899), скрипач, дирижер — 1784, 1788, 1789
Ларош Герман Августович (1845—1904), музыкальный критик, в 1872—1879 гг. профессор Петербургской, в 1883—1886 гг. профессор Московской консерватории по классу теории и истории музыки — 334, 335, 341, 342, 481, 499, 563, 564, 569, 570, 575, 576, 577, 582, 583, 967, 1070, 1537, 1538, 1540, 1574, 1575, 1607, 1634, 1645, 1648, 1649, 1655, 1660, 1661, 1700, 1702, 1825, 1844, 1929—1931, 1934, 1965, 1994
Лayб Фердинанд (1832—1875), скрипач, в 1866—1874 гг. профессор Московской консерватории — 536, 560, 613
Левенсон Анна Яковлевна (1863—1930), в замужестве Александрова, учительница музыки — 1497, 1499
Левенсон Осип Яковлевич (?—1892), музыкальный критик — 1497, 1499, 1502, 1503, 1510, 1511
Левицкий Сергей

Рецензии Развернуть Свернуть

Мы только знакомы. Как странно...

21.04.2004

Автор: Юлия Рахаева
Источник: Вечерняя Москва


Про эту историю знают, наверное, даже те, кто не слушает произведения нашего музыкального всего, гениального Петра Ильича Чайковского. Люди, лично не знакомые, состояли в многолетней (с 1876 по 1890-й год) переписке. Издательство "Захаров" не пожалело на нее трех полновесных томов. Текст писем воспроизводится по единственному, ставшему библиографической редкостью изданию, которое выходило в издательстве "Academia" с 1934 по 1936 год. В начале первого тома помещено предисловие к первому изданию. В конце третьего — выдержки из мемуаров внучки Надежды Филаретовны, Галины Николаевны фон-Мекк.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: