Письма (в 3 книгах)

Год издания: 2006

Кол-во страниц: 704+672+544

Переплёт: твердый

ISBN: 5-8159-0634-4,5-8159-0635-2,5-8159-0636-0,5-8159-0637-9

Серия : Русская литература

Жанр: Воспоминания

Тираж закончен

Трехтомник включает полный текст писем Александра Сергеевича Пушкина с самыми подробными комментариями, сделанными знаменитыми пушкинистами Б.Л. и Л.Б. Модзалевскими, Н.В.Измайловым, С.М.Бонди, И.Семенко.

Т. I. 1815—1826

Т. II. 1827—1831

Т. III. 1832—1837

 

Почитать Развернуть Свернуть

И.И.Мартынову
28 ноября 1815 года.
Из Царского Села в Петербург
Черновое
Милостивый государь, Иван Иванович!
Вашему Превосходительству угодно было, чтобы я написал пьесу на приезд Государя Императора; исполняю Ваше повеленье. — Ежели чувства любви и благодарности к великому Монарху нашему, начертанные мною, будут не совсем недостойны высокого предмета моего, сколь счастлив буду я, ежели его сиятельство граф Алексей Кириллович благоволит поднести Его Величеству слабое произведенье неопытного стихотворца!
Надеясь на крайнее Ваше снисхожденье, честь имею пребыть, милостивый государь, Вашего Превосходительства всепокорнейший слуга Александр Пушкин.

* * *
Это письмо — самое раннее из известных доныне писем Пушкина — написано им в бытность в Царскосельском Лицее, быть может, под чью-нибудь диктовку; автограф носит на себе поправку посторонней руки, и это свидетельствует о том, что письмо было еще раз переписано для отправления Мартынову; этот окончательный вариант нам, однако, неизвестен.

Иван Иванович Мартынов (1771—1833) — известный классик, эллинист и латинист, переводчик Кондорсе и Руссо, либеральный издатель журнала «Северный Вестник» (1804—1805), в котором поместил даже отрывок из «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева; сначала был поборником свободы печати, но потом перешел в лагерь Магницкого и усвоил охранительную программу.
С 1807 года Мартынов был действительным членом Российской Академии, а с 24 января 1803 по 17 февраля 1817 года занимал должность директора Департамента народного просвещения в бытность министром просвещения графа А.К.Разумовского. По отношению к Лицею Мартынов занимал довольно неопределенное положение, в котором на¬ходился и сам граф Разумовский, управлявший Лицеем не в качестве министра, а в качестве особого попечителя, не мешавшего дела лицейские с делами министерскими. Как бы то ни было, но Мартынов, по поручению Разумовского, рассматривал составленное Сперанским «Постановление» о Лицее, утвержденное Александром I 12 августа 1810 года, присутствовал на вступительных экзаменах будущих лицеистов, а также на торжественном открытии Лицея 19 октября 1811 года, впоследствии же часто посещал его, являясь на экзамены лицеистов или в другое время, с целью внезапной проверки их успехов. «Большею же частью, — говорит Мартынов в своей автобиографии, — я занимал их российскою и латинскою словесностью, делая с ними разборы сочинений и заставляя сочинять при мне, в классах, и без меня, назначая каждому особый предмет, а иногда и один для всех. Это был для меня вовсе сторонний труд, но я не только не скучал им, а еще занимался с особливою охотою, имея в виду только одну пользу воспитанников».
Мартынов, так старательно занимавшийся словесностью с лицеистами, не мог оставить без внимания выдающийся талант Пушкина, чем и объясняется данное последнему поручение написать стихи в честь Александра I, возвращение которого из Парижа в Петербург состоялось в ночь на 2 декабря 1815 года. Кроме того, Пушкин был уже известен своими «Воспоминаниями в Царском Селе», с торжеством читанными им на публичном экзамене 8 января 1815 года в присутствии Г.Р.Державина, впоследствии напечатанными в «Российском Музеуме» того же года.

Стихи Пушкина «На возвращение Государя Императора из Па¬рижа в 1815 году», по-видимому, не были поднесены Александру I, ибо автор не получил от него никакого подарка (тогда как в следующем году за подобное же произведение — «К Принцу Оранскому» — он был награжден от императрицы Марии Федоровны золотыми часами); в печати эти стихи Пушкина появились лишь в 1818 году.

Граф Алексей Кириллович Разумовский (1748—1822) занимал пост министра народного просвещения 1810—1816 годы. По словам историка лицея И.Селезнева, он «принадлежал к числу тех лиц, которые наиболее всего содействовали основанию и развитию лицея... Он дал ему организацию, непосредственно действовал при открытии и лично участвовал в первых начинаниях лицея... Бумаги, сохраненные полицейским архивом, свидетельствуют о том, как граф Разумов¬ский занят был новым учреждением, и содержат в себе следы особой деятельности его в отношении к лицею».


П.А.Вяземскому
27 марта 1816 года.
Из Царского Села в Москву
Князь Петр Андреевич!
Признаюсь, что одна только надежда получить из Москвы русские стихи Шапеля и Буало могла победить благословенную мою леность. Так и быть; уж не пеняйте, если письмо мое заставит зевать Ваше пиитическое сиятельство; сами виноваты; зачем дразнить было несчастного царскосельского пустынника, которого уж и без того дергает бешеный демон бумагомарания. С моей стороны, прямо объявляю Вам, что я не намерен оставить Вас в покое, покамест хромой софийский почтальон не принесет мне Вашей прозы и стихов. Подумайте хорошенько об этом, делайте, что Вам угодно — но я уже решился и поставлю на своем.
Что сказать Вам о нашем уединении? Никогда лицей (или Ликей, только, ради Бога, не Лицея) не казался мне так несносным, как в нынешнее время. Уверяю Вас, что уединенье в самом деле вещь очень глупая, назло всем философам и поэтам, которые притворяются, будто бы живали в деревнях и влюблены в безмолвие и тишину:

Блажен, кто в шуме городском
Мечтает об уединеньи,
Кто видит только в отдаленьи
Пустыню, садик, сельский дом,
Холмы с безмолвными лесами,
Долину с резвым ручейком
И даже... стадо с пастухом!
Блажен, кто с добрыми друзьями
Сидит до ночи за столом
И над славенскими глупцами
Смеется русскими стихами;
Блажен, кто шумную Москву
Для хижинки не покидает...
И не во сне, а наяву
Свою любовницу ласкает!..

Правда, время нашего выпуска приближается; остался год еще. Но целый год еще плюсов, минусов, прав, налогов, высокого, прекрасного!.. Целый год еще дремать перед кафедрой... это ужасно. Право, с радостью согласился бы я двенадцать раз перечитать все 12 песен пресловутой «Россиады», даже с присовокупленьем к тому и премудрой критики Мерзлякова, с тем только, чтобы граф Разумовский сократил время моего заточенья. Безбожно молодого человека держать взаперти и не позволять ему участвовать даже и в невинном удовольствии погребать покойную Академию и Беседу губителей российского слова. Но делать нечего,

Не всем быть можно в ровной доле,
И жребий с жребием не схож.

От скуки часто пишу я стихи довольно скучные (а иногда и очень скучные), часто читаю стихотворения, которые их не лучше, недавно говел и исповедовался — все это вовсе не забавно. Любезный Арзамасец! Утешьте нас своими посланиями — и обещаю Вам если не вечное блаженство, то, по крайней мере, искреннюю благодарность всего лицея.
Простите, князь-гроза всех князей-стихотворцев на Ш. Обнимите Батюшкова за того больного, у которого, год тому назад, завоевал он Бову Королевича. Не знаю, успею ли написать Василью Львовичу. На всякий случай обнимите и его за ветреного племянника. Valeas [Прощайте].
Александр Пушкин.

Ломоносов Вам кланяется.

* * *
Письмо писано «вдогонку» Вяземскому — в Москву — еще из Лицея; Пушкин высказывает в письме то же нетерпеливое желание скорее вырваться из школы, какое позднее, в черновых набросках к «Евгению Онегину», приписывал своему герою:
Мой друг пылал от нетерпенья
Избавиться навек ученья.
Большого света блеск и шум
Давно пленяли юный ум.

Князь Петр Андреевич Вяземский (1792—1878), бывший старше Пушкина семью годами, знал его еще в детстве, когда родители Александра Сергеевича проживали в Москве; но более близкое знакомство обоих поэтов относится к лицейскому периоду жизни Пушкина. Оно могло состояться весной 1815 года, когда князь Вяземский собирался приехать в Петербург; но начало этого знакомства обычно приурочивают к февралю 1816 года, когда князь Петр Андреевич, пожелав «освежиться в Арзамасе и отдохнуть от смерти», приехал из Москвы в Петербург вместе с В.Л.Пушкиным и Карамзиным, который был женат на единственной сестре Вяземского — Екатерине Андреевне; Карамзин тогда, «вооружась запасом терпения — уничижения и нищеты духа», вез свои восемь рукописных томов «Истории Государства Российского» для представления императору Александру I. Путешественники прибыли в Петербург 2 февраля 1816 года и, прожив в нем до 23 марта, возвратились в Москву. Живя в Петербурге, князь Вяземский по-прежнему скучал, хотя и присутствовал «на всех балах». Истинное освежение находил он только среди арзамасцев, в беседе с которыми отдыхал душою и сам Карамзин, восторженно отзывавшийся о них в письмах к жене. Тогда же состоялось посвящение в члены «Арзамаса» В.Л.Пушкина и, вероятно, заочное избрание его племянника, как это было с Батюшковым и Денисом Давыдовым. Во всяком случае, из письма Пушкина к князю Вязем¬скому видно, что к концу марта 1816 года он был уже арзамасцем.
Между тем, лицейские товарищи «Сверчка», преклонявшиеся перед его литературным талантом, знали о приезде в Петербург «бессмертного историографа Отечества» и с нетерпением ожидали его к себе. По этому поводу А.Д.Илличевский писал 20 марта 1816 го¬да приятелю своему П.Н.Фуссу: «Мы надеемся, что он посетит наш лицей, и надежда наша основана не на пустом: он знает Пушкина и им весьма много интересуется; он знает также Малиновского» (Ивана Васильевича, племянника А.Ф.Малиновского — приятеля Карамзина).
Сам факт посещения Лицея Карамзиным вместе с князем Вяземским представляется вполне естественным, но трудно допустить, судя по содержанию и тону письма Пушкина к князю Вяземскому, чтобы знакомство их началось именно с этого времени: оно должно было состояться раньше.
С князем Вяземским Пушкина до самой смерти связывала тесная дружба и близость литературных вкусов и интересов; письма Пушкина к нему занимают одно из первых мест в Пушкинской переписке.

Говоря о русских стихах Шапеля и Буало, Пушкин имеет в виду легкие стихи самого князя Вяземского, в которых отразилось влияние этих двух французских поэтов XVII столетия; из них Шапель (1626—1686) — легкий поэт, был представителем группы писавших стихи в анакреонтическом духе, составлявших как бы оппозицию напыщенным поэтам века Людовика XIV, а Буало (1636—1711) — известным сатириком и автором «Искусства поэзии».

Софийский почтальон: София — часть Царского Села, близ которого находился Лицей.

Говоря о поэтах, которые притворяются, будто бы живали в деревнях и влюблены в безмолвие и тишину (это говорилось из подражания Горацию и его последователям), Пушкин, быть может, имел в виду и самого Вяземского, который еще в 1808 году писал: «...и в городе возможно с счастьем жить: оно везде — умей его лишь находить».

«Славянские глупцы» — члены основанной в 1811 году Шишковым «Беседы любителей российского слова», — представители старой школы писателей, противники литературной деятельности Карамзина и стоявших на его стороне арзамасцев.

«Россиада» — героическая поэма родоначальника искусственного эпоса Михаила Матвеевича Хераскова (1733—1807) в 12 песнях, написанная по классическим правилам и чрезвычайно тяжелыми стихами (издана в 1779 году), ко времени Пушкина уже совершенно устаревшая, но еще Державиным признававшаяся «бессмертною». Образцовым в некотором роде произведением, хоть и с недостатками, она признавалась и в пространном, печатавшемся почти в течение целого года, разборе ее, написанном профессором А.Ф.Мерзляковым и в 1815 году помещенном в издававшемся им самим журнале «Амфион». Между тем, уже Батюшков называл Хераскова «водяным Гомером»; Пушкин же, говоря о чтении пресловутой «Россиады» в виде наказания, вспоминал, быть может, не менее пресловутую «Тилемахиду» Тредьяковского (1766) — в правилах «Эрмитажа» Екатерины II, ею самой написанных, было установлено шуточное наказание: «за легкую вину выпить стакан холодной воды и прочесть из «Тилемахиды» страницу, а за важнейшую — выучить из оной шесть строк».

Граф Разумовский — вышеупомянутый Алексей Кириллович, тогдашний министр народного просвещения.

Выпуск из Лицея состоялся 9 июня 1817 года.

Говоря о погребении покойной Академии и Беседы губителей российского слова, Пушкин имеет в виду заседания общества «Арзамас», на которых нередко осмеивалась и вышучивалась деятельность членов основанной в 1783 году и закрытой в 1841 году Российской Академии и шишковской «Беседы любителей российского слова». В Уставе «Арзамаса» находился, между прочим, следующий параграф: «По примеру всех других обществ, каждому нововступающему члену «Арзамаса» надлежало бы читать похвальную речь своему покойному предшественнику, но все члены нового «Арзамаса» бессмертны, — и так, за неимением собственных готовых покойников, новоарзамасцы положили брать напрокат покойников между халдеями «Беседы» и «Академии».
Принятый в члены «Арзамаса» еще до выпуска из Лицея под именем «Сверчок», Пушкин, проведя июль и почти весь август 1817 го¬да в Михайловском и затем вернувшись в Петербург, только тогда мог быть принят в «Арзамас» официально. Пушкин лишь раз был на собрании «Арзамаса» (это было в конце сентября — начале октября 1817 года), в котором произнес обычную вступительную речь в александрийских стихах; из нее известны, по воспоминаниям князя Вяземского, только начальные стихи:
Венец желаниям! Итак, я вижу Вас,
О други светлых Муз, о дивный Арзамас...

Где славил наш Тиртей (Жуковский) кисель и Александра,
Где смерть Захарову пророчила Кассандра (Блудов).

Далее, характеризуя Арзамасское общество, Пушкин изображал Арзамасца «...в беспечном колпаке, с гремушкой, лаврами и с розами в руке».
В стихотворениях Пушкина рассеяно немало насмешек над деятельностью «литературных староверов», — например, в послании «К Жуковскому» (1817), в котором он зло осмеял членов «Беседы» и Российской Академии.

Стихи «Не всем быть можно в ровной доле» взяты из послания самого князя Вяземского к Денису Васильевичу Давыдову.

Князья-стихотворцы на Ш. — имеются в виду князья Александр Александрович Шаховской (1777—1846), Сергей Александрович Ширинский-Шихматов (1783—1837) и Петр Иванович Шаликов (1768—1852) — литературные противники «арзамасцев»; их вы¬смеивали князь Вяземский, сам Пушкин и другие лицеисты. Пушкин еще в 1815 го¬ду написал эпиграмму:
Угрюмых тройка есть певцов:
Шихматов, Шаховской, Шишков,
Уму есть тройка супостатов:
Шишков наш, Шаховской, Шихматов,
Но кто глупей из тройки злой?
— Шишков, Шихматов, Шаховской.

А.Ф.Воейков в своем остроумном шутливом «Парнасском Адрес-Календаре» так охарактеризовал их: «Князь Шаховской — придворный дистиллятор, составляет самый лучший опиум для придворного и общественного театра, имеет привилегию писать без вкуса и толка». — «Князь П.И.Шаликов — присяжный обер-волокита, князь вралей; находится при составлении из канареечных яиц для Феба яичницы и при собирании для него же жемчужной росы и любовных вздохов». — «Князь С.Шихматов — беседист, член противной стороны здоровому рассудку, пишет неведомо что, неведомо для кого, сочинитель песен, которых никто не поет, и книг, которых никто не читает».

Батюшков — Константин Николаевич (1787—1855), известный поэт, которого Пушкин очень ценил и которому подражал в своей ранней поэтической деятельности; их личное знакомство состоялось в конце 1814 или в январе 1815 года, но еще до личного знакомства с Батюшковым Пушкин написал к нему «Послание» (1814), а личное знакомство и беседы вызвали второе послание Пушкина к Батюшкову (1815). В 1816 году Батюшков жил в Москве, поселившись в ней после Отечественной войны и взятия Парижа, в котором принимал участие как адъютант генерала Н.Н.Раевского. Пушкин, задумавший написать поэму «Бова», написал только начало ее и передал сюжет Батюшкову, узнав, что тот собирается писать на ту же тему.
Батюшков один из первых оценил поэтическое дарование Пушкина, но еще в 1818 году писал о нем А.И.Тургеневу: «Сверчок что делает? Кончил ли свою поэму? Не худо бы его запереть в Гёттинген и кормить года три молочным супом и логикою. Из него ничего не будет путного, если он сам не захочет. Потомство не отличит его от двух однофамильцев [В.Л. и А.М. Пушкиных], если он забудет, что для поэта и человека должно быть потомство... Как ни велик талант Сверчка, он его промотает, если... Но да спасут его Музы и молитвы наши!»

Василий Львович Пушкин (1767—1830), дядя Александра Сергеевича, известный тогда поэт, старейший по возрасту член «Арзамаса», носивший в нем последовательно прозвища: «Вот», «Вот я Вас» и «Вот я Вас опять». Убежденный карамзинист, он в 1810 го¬-
ду, по словам князя П.А.Вяземского, первый «пламенными чертами написал манифест о войне с противниками под именем послания к Светлане и продолжал после вызывать врагов на частые битвы», т.е. принимать самое деятельное участие в литературном споре последователей новой школы, с Карамзиным во главе, и старой, главою которой являлся Шишков, автор появившегося в 1803 году известного «Рассуждения о старом и новом слоге Российского языка».
Его послание к Жуковскому, в котором В.Л.Пушкин осмеивал «весь собор безграмотных славян», послание к Д.В.Дашкову (1811), обличавшее тех же невежд славян в стремлении заглушить семена науки и стать, таким образом, тормозом истинного просвещения, основанного на свободе мысли, наконец, остроумная сатира «Опасный Сосед» — крупные заслуги В.Л.Пушкина, бывшего в те годы довольно популярным.
Племянник относился к дяде-поэту добродушно-иронически, понимая, что удельный вес его, как поэта, не высок, а литературный вкус двоится между слепым преклонением перед классическими французскими поэтами и сочувствием к новым веяниям (одно время он даже увлекся Байроном). Такому двойственному отношению к дяде содействовали и личные качества этого бесконечно-добродушного, но не лишенного чудаковатости человека, и если можно говорить о влиянии его на развитие таланта племянника-поэта, то лишь в самом общем смысле влияния старшего, хорошо образованного и начитанного человека на юношу, еще только развивающегося.

На приветственные слова племянника в его письме к князю
П.А.Вяземскому В.Л.Пушкин отозвался письмом из Москвы от
17 апреля 1816 года: «Благодарю тебя, мой милый, что ты обо мне вспомнил. Письмо твое меня утешило и точно сделало с праздником. Желания твои сходны с моими: я истинно желаю, чтоб непокойные стихотворцы оставили нас в покое. Это случиться может только после дождика в четверг» и т.д.

Ломоносов, приписка от которого находится в конце письма, — товарищ Пушкина по лицею. Сергей Григорьевич родился в 1799, а умер в своем имении Сан-Данелло, близ Флоренции, в 1857 году; барон М.А.Корф, другой его товарищ, говорит, что Ломоносов был «человек способный и умный. Но еще более хитрый и пронырливый — в Лицее по этим свойствам мы называли его Кротом». Всю жизнь свою, после выпуска из Лицея в 1817 году, он служил по дипломатической части за границей и впоследствии был поверенным в делах, а затем — резидентом и посланником в Бразилии (1843), Португалии (1848) и Нидерландах (1853). Как москвич Ломоносов был знаком с Пушкиным еще до своего поступления в Лицей и находился в приятельских отношениях с князем Вяземским, А.И.Тургеневым и его братьями, несмотря на отличавший тогда его от них консервативный образ мыслей. Вязем¬ский говорит про него, что «Холмгорского в Ломоносове ничего не было, т.е. литературного. Он был добрый малый, вообще всеми любим», но «Пушкин был не особенно близок к Ломоносову — может быть, напротив. Ломоносов и тут (в Лицее) был уже консерватором, а Пушкин в оппозиции против Энгельгардта и много еще кое-кого и кое-чего».


В.Л.Пушкину
28 декабря 1816 года.
Из Царского Села в Москву

Тебе, о Нестор Арзамаса,
В боях воспитанный поэт, —
Опасный для певцов сосед
На страшной высоте Парнаса,
Защитник вкуса, грозный Вот!
Тебе, мой дядя, в новый год
Веселья прежнего желанье
И слабый сердца перевод —
В стихах и прозою посланье.

В письме Вашем Вы называли меня братом; но я не осмелился назвать Вас этим именем, слишком для меня лестным.

Я не совсем еще рассудок потерял
От рифм вакхических, шатаясь на Пегасе.
Я не забыл себя, хоть рад, хотя не рад,
Нет, нет — Вы мне совсем не брат,
Вы дядя мой и на Парнасе.

Итак, любезнейший из всех дядей-поэтов здешнего мира, можно ли мне надеяться, что Вы простите девятимесячную беременность пера ленивейшего из поэтов-племянников?

Да, каюсь я, конечно, перед Вами
Совсем не прав пустынник-рифмоплет;
Он в лености сравнится лишь с богами,
Он виноват и прозой и стихами,
Но старое забудьте в новый год.

Кажется, что судьбою определены мне только два рода писем — обещательные и извинительные: первые — в начале годовой переписки, а последние — при последнем ее издыхании. К тому же приметил я, что и вся она состоит из двух посланий, — это мне кажется непростительным.

Но вы, которые умели
Простыми песнями свирели
Красавиц наших воспевать,
И с гневной музой Ювенала
Глухого варварства начала
Сатирой грозной осмеять,
И мучить бедного Ослова
Священным Феба языком,
И лоб угрюмый Шутовского
Клеймить единственным стихом!
О вы! которые умели
Любить, обедать и писать,
Скажите искренно, ужели
Вы не умеете прощать?

Р.S. Напоминаю себя моим незабвенным. Не имею более времени писать; но — надобно ли еще обещать? Простите, вы все, которых любит мое сердце и которые любите еще меня.

Шолье Андреевич конечно
Меня забыл давным-давно,
Но я люблю его сердечно
За то, что любит он беспечно
И пить и петь свое вино,
И над всемирными глупцами
Своими резвыми стихами
Смеяться — право, пресмешно.

* * *
Письмо это было напечатано (без ведома Пушкина) в «Сыне Отечества» 1821 г. за подписью «А.Пушкин». Узнав об этом самовольном поступке редактора «Сына Отечества» Н.И.Греча, поэт в дневнике записал в начале мая: «В С.О. напечатали одно письмо мое к В.Л. Это меня взбесило, тотчас написал Гречу официальное письмо».
Н.О.Лернер пишет по этому поводу: «Появление послания в печати было для Пушкина полной неожиданностью и изрядно рассердило его. Неизвестно, что написал он Гречу, но, очевидно, он намерен был покарать печатно самовольство редактора. 21 сентября 1821 го¬да он спрашивал Греча, между прочим: «А скромное письмо мое насчет моего же письма — видно, не лезет сквозь цензуру?» Должно быть, в этом случае провинился нескромностью и сам дядюшка, о котором Пушкин вскоре (2 января 1822 года) писал Вяземскому: «Желаю счастия дяде, — я не пишу к нему, потому что опасаюсь журнальных почестей». На самого Греча Пушкин сердился недолго: в том же 1821 го¬ду он напечатал в «Сыне Отечества» послание «К Чаадаеву».
21 марта 1821 года А.Я.Булгаков писал брату из Москвы: «Василий Львович ко мне заезжал поутру; он в восхищении, что письмо к нему от племянника напечатано в «Сыне Отечества». Я ему говорю: «По этому письму видно, что вы, дядя с племянником, очень близки. Это хорошо, но пусть только не думают, что это вы воспитали Александра и что вы разделяете его убеждения: вы знаете, что он считается ультра-либералом. — Вот мой Василий Львович уже трусит. — Правда, это может меня скомпрометировать! Не понимаю, кто мог дать напечатать это письмо: но не я. Ах, мне досадно, что это напечатали, ах! Зачем было ставить мое имя, зачем называть меня! Большой трусишка!»

Ослов — адмирал Александр Семенович Шишков (1754—1841), писатель, автор «Рассуждения о старом и новом слоге российского языка», с 1813 года до дня смерти — президент Российской Академии, а также председатель «Беседы любителей российского слова», около которого группировались представители старой литературной школы; позже Пушкин спокойнее относился к Шишкову, бывшему в 1824—1828 годах министром народного просвещения, и во «Втором послании к цензору» (1824) посвятил ему несколько сочувственных стихов: «Сей старец дорог нам: он блещет средь народа священной памятью двенадцатого года» и т.д.

Феб — то же, что Аполлон, мифологический бог света, Солнца, покровитель поэзии, искусств и медицины, сын Юпитера.

Шутовской — вышеупомянутый князь Александр Александрович Шаховской, член «Беседы любителей российского слова», плодовитый драматический писатель, бывший до середины 1818 года членом Театральной дирекции по репертуарной части. Возмущение против него со стороны «арзамасцев» было вызвано тем, что в своей комедии «Новый Стерн» (1805) он осмеял Карамзина, а в комедии «Урок кокеткам, или Липецкие воды» (1813) в лице «балладника» Фиалкина вышутил Жуковского, как известно, игравшего видную роль в «Арзамасе».

Единственный стих, о котором говорит Пушкин, — строки из «Опасного Соседа» с упоминанием о том, как в публичном доме, куда попал герой этой поэмы, «две гостьи дюжие смеялись, рассуждали и «Стерна Нового», как диво величали (прямой талант везде защитников найдет)».

Шолье Андреевич — князь Петр Андреевич Вяземский, названный Пушкиным так по имени известного французского «легкого» стихо¬творца, аббата Гийома Шолье, которого Вольтер прозвал «церковным Анакреонтом» и которому подражали многие русские поэты, в том числе и князь Вяземский. Позднее в «Новом Живописце общества и литературы» — приложении к «Московскому Телеграфу» Н.А.Полевого (1831) — помещались, между прочим, пародии на стихотворения поэтов пушкинского кружка в виде «Выдержек из нового альманаха: «Литературное Зеркало», причем пародии на стихотворения князя Вяземского имели подпись «Шолье-Андреев». В «Арзамасе» Вяземский носил прозвище «Асмодей».


В.А.Жуковскому
25—30 декабря 1816 года.
Петербург
(Перевод с французского)
Милостивый государь!
Мы возвращаем Вам Вольтера, девицу Орлеанскую, моего отца и мою мать, и т.д. — всего
4
3
_______
Итого: 7
И, сверх того, г-н Кюхельбекер посылает Вам 4 тома «Амфиона». — Очень благодарен от себя. Мой милый господин Жуковский, надеюсь, что завтра я буду иметь удовольствие видеться с Вами; покорнейше просим Задига, Тристрама и др. отобедать у нас сегодня, если возможно.
Переверните листок.

* * *
Жуковский Василий Андреевич (1783—1852) — поэт, один из самых близких к Пушкину старших современников. Пушкин видел его еще ребенком в доме своего дяди В.Л.Пушкина и у родителей. Дружеские отношения связывают их с 1815 года, когда они познакомились в Лицее (назначенный чтецом к императрице Марии Федоровне, Жуковский приезжал из Дерпта в Петербург и часто посещал Царское Село и соседний с ним Павловск), и до конца жизни Пушкина. Жуковский писал в 1815 году П. А. Вяземскому о приятном знакомстве с молодым Пушкиным: «Это надежда нашей словесности». Юный поэт вручает Жуковскому послание, которое последний называет «прекрасным». В свою очередь Жуковский дарит Пушкину первый том своих стихотворений. Дальнейшие их встречи происходят в Царском Селе и Петербурге — на «субботах» у Жуковского, у Карамзиных, Олениных, А. И. Тургенева и в литературном обществе «Арзамас». Жуковский вводит Пушкина в литературные круги и поддерживает его поэтические опыты.
Их литературно-творческие отношения были сложны и прошли ряд этапов. Со стороны Пушкина — от прямого ученичества до иронического отрицания и признания большей значимости балладного творчества Катенина сравнительно с балладами Жуковского (1833), при неизменном признании большого положительного влияния «поэзии Жуковского на дух нашей словесности», а также на «слог», т.е. язык и стиль ее. Со стороны же Жуковского — раннее и сохранившееся навсегда признание Пушкина «победителем-учеником», а себя — «побежденным учителем». По свидетельству Плетнева, Василий Андреевич читал Пушкину свои стихи, и если в следующие свидания Пушкин не вспоминал и не повторял их, он считал свое произведение слабым, уничтожал или поправлял его.
Что касается биографических, личных и общественных отношений между Пушкиным и Жуковским, то они определяются прежде всего той нежной, почти отеческой любовью и заботливостью, которую питал к Пушкину Жуковский, и полным доверием, с которым относился к Жуковскому Пушкин; вместе с тем их разделяла противоположность общественно-политических, моральных, философских взглядов, что нередко вносило осложнения в их взаимоотношения. Пушкин обращался к Жуковскому за советом и помощью во всех трудных, тем более угрожающих обстоятельствах жизни. Во всех этих случаях проявлялась искренняя и нежная забота Жуковского о Пушкине и доверие Пушкина к своему другу. Пушкин не раз восставал против мнений и советов Жуковского и, тем не менее, почти всегда в конце концов следовал его указаниям.

Девица Орлеанская — поэма Вольтера «Орлеанская девственница».

«Амфион» — название журнала, выходившего в 1815 г. Одним из его издателей был поэт и профессор А.Ф.Мерзляков. В журнале печатались многочисленные переводы античных и новых западных писателей, а также стихи Жуковского, Давыдова, Батюшкова, Вяземского, других русских поэтов. Особый интерес представляли литературно-теоретические статьи.

Покорнейше просим... — по-видимому, речь идет о присылке повести Вольтера «Задиг» и романа Стерна «Тристрам Шенди».


С.С.Фролову
4 апреля 1817 года.
Из Царского Села в Петербург
Почтеннейший Степан Степанович!
Извините, ежели старинный приятель пишет Вам только две строчки с половиной — в будущую почту напишет он две страницы 1/2. Егоза Пушкин.

* * *
Приведенные выше строки Пушкина составляют часть коллективного письма лицеистов к своему инспектору Степану Степановичу Фролову. Вот его полный текст:
«Чувствую, что виноват перед Вами, почтенный Степан Степанович, — обещался быть секретарем для отправления писем к Вам, а до сих пор еще ни слова не сказал путного. Да и теперь будет то же. Экзамен не за горами — а до сих пор были все в Петербурге на празд¬нике; я не забыл, что звали Вы меня за мои частые пословицы Санчо-Пансо, что ж худого-то, понабрался их, а они и пригодятся — мал золотник да дорог — также заключите и о письме с почтением пребывающего к Вам Ивана Малиновского.
Посмотрим, кто из нас: Вы ли, почтеннейший Степан Степанович, приедете в Царское, или я прискачу к Вам в Лонку. Желаю, впрочем, чтоб Вы первый посетили нас и увидели исполнение желания Вашего. Как

Дополнения Развернуть Свернуть

Именной указатель

 

Абакумов Ф.И. — II — 274
Адеркас Б.А. — I — 295
Александр I — I — 417, 536
Алексеев Н.С. — I — 683, II — 359
Алымова Л.М. — III — 515
Ананьин А.А. — III — 125, 126
Антипин И.Ф. — II — 274
д’Аршиак О. — III — 535
Балашов А.Д. — III — 16
Бантыш-Каменский Д.Н. — II — 665, III — 244, 261, 330, 335
Барант А.Г. — III — 500
Беклешова А.И. — III — 378
Бенкендорф А.Х. — I — 679, II — 5, 16, 21, 30, 37, 39, 54, 80, 87, 90, 105, 171, 181, 188, 219, 220, 240, 266, 275, 291, 406, 637, 653, III — 27, 33, 35, 40, 45, 50, 130, 198, 206, 209, 210, 213, 221, 268, 279, 281, 284, 320, 323, 329, 336, 337, 355, 356, 363, 366, 368, 389, 398, 402, 496
Бестужев А.А. — I — 99, 159, 207, 217, 264, 356, 388, 434, 561
Блудов Д.Н. — II — 643, III — 15
Бобринский А.А. — III — 325
Бороздин К.М. — II — 204
Борро Дж. — III — 426
Брюллов К.П. — III — 470
Булгарин Ф.В. — I — 215, II — 56
Ваттемар А. — III — 298
Великопольский И.Е. — I — 608, 623, 697, II — 82
Верстовский А.Н. — II —345
Вигель Ф.Ф. — I — 179
Вольховский В.Д. — III — 367
Воронцова Е.К. — III — 212
Всеволожский Н.В. — I — 293
Вульф А.Н. — I — 280, 407, 433, 467, 521, 548, 612, II — 123, 163
Вяземская В.Ф. — I — 289, 391, 657, II — 92, 208, 243, 248, 302, 311, III — 48
Вяземский П.А. — I — 7, 25, 37, 38, 88, 111, 143, 148, 152, 165, 171, 183, 186, 202, 204, 220, 227, 232, 247, 257, 268, 275, 282, 320, 347, 352, 360, 367, 398, 401, 413, 446, 453, 460, 491, 506, 527, 541, 550, 557, 567, 610, 615, 618, 628, 632, 667, 687, II — 108, 140, 141, 192, 210, 216, 226, 252, 335, 363, 366, 393, 407, 497, 507, 544, 592, 600, 614, 618, 635, III — 418, 442, 463, 514, 521
Геккерен Л. — III — 493, 530
Глинка С.Н. — III — 424
Глинка Ф.Н. — II — 304, 651
Гнедич Н.И. — I — 43, 57, 71, 95, 102, 123, 155, 370, II —179
Гоголь Н.В. — II — 611, III — 222, 252, 318
Голицын Н.Б. — III — 490
Гончаров А.Н. — II — 258, 286, 289, 305, 309, 316, 441, 479
Гончарова Н.И. — II — 154, 234, 529, III — 305, 351, 364
Гончарова Н.Н. — см. Пушкина Н.Н.
Горчаков В.П. — I — 131
Греч Н.И. — I — 84
Давыдов В.Л. — I — 61, 241, 243
Давыдов Д.В. — III — 454, 475
Дегильи — I — 76
Деларю М.Д. — II — 630
Дельвиг А.А. — I — 67, 187, 440, 469, 553, 580, 589, 593, II — 12, 41, 128, 133, 334
Деспот-Зенович И.С. — I — 279
Дмитриев И.И. — III — 31, 121, 332, 342, 460
Дондуков-Корсаков М.А. — III — 419, 429, 436
Дубельт Л.В. — III — 214
Дуров В.А. — III — 359, 425
Дурова Н.А. — III — 399, 459, 465
Ермолов А.П. — III — 114
Жандр А.А. — 473
Жобар А. — III — 422
Жуковский В.А. — I — 18, 24, 285, 297, 319, 419, 458, 510, 546, 581, 602, III — 280, 283
Загоскин М.Н. — II —183, 292, III — 285
Зубков В.П. — I — 656, 689
Измайлов В.В. — I — 653
Инзов И.Н. — I — 224
Ишимова А.О. — III — 529, 536
Каверин П.П. — II — 7, III — 411
Казначеев А.И. — I — 236, 244
Калашников И.Т. — III — 115
Канкрин Е.Ф. — III — 373, 388, 488, 498
Карадыкин Н.Н. — III — 532
Катенин П.А. — I — 98, 106, 523, 569, 591, III — 339
Керн А.П. — I — 472, 501, 513, 515, 539, 577, II — 52, III — 513
Киреевский И.В. — III — 21, 53
Киселев С.Д. — II — 173, 466
Кистер В.И. — III — 38
Клейнмихель П.А. — III — 395
Княжевич Д.М. — III — 220
Коншин Н.М. — II — 586, 587, III — 503
Корсаков П.А. — III — 476, 486
Корф М.А. — III — 127, 479
Краевский А.А. — III — 360, 434, 458, 464, 467, 474
Кривцов Н.И. — I — 31, 193, II — 434
Крылов А.Л. — III — 421, 472
Кюхельбекер В.К. — I — 572
Лажечников И.И. — III — 230, 304, 392
Люценко Е.П. — III — 370
Майгин — I — 194
Малиновский А.П. — III — 211
Мансуров П.Б. — I — 33
Мартынов И.И. — I — 5
Миллер П.И. — II — 605, 622, 629, 644
Мойер И.Ф. — I — 479
Мордвинов А.Н. — III — 131, 256, 435
Муравьев А.Н. — III — 487
Муханов А.А. — II — 11, 22
Муханов В.А. — I — 650, 652
Нащокин П.В. — II — 362, 486, 494, 502, 503, 518, 520, 571, 580, 590, 616, 632, 641, III — 10, 19, 30, 88, 102, 133, 195, 201, 217, 326, 328, 400, 452
Нессельроде Д.К. — III — 205
Нессельроде К.В. — I — 138
Нечаев С.Д. — III — 208, 412
Никитенко А.В. — III — 226
Николай I — I — 625
Нордин Г. — III — 361
Норов А.С. — III — 192, 194
Огонь-Догановский В.С. — II — 284
Одоевский В.Ф. — III — 110, 187, 215, 216, 354, 413, 414, 416, 427, 499, 504, 507, 512, 518, 519, 523
Орлов А.А. — III — 7
Осипова П.А. — I — 474, 482, 488, 490, 496, 517, 598, 637, 642, II — 26, 66, 81, 127, 338, 531, 583, 623, III — 5, 42, 119, 288, 390, 396, 505
Павлищев Н.И. — III — 246, 348, 359, 469, 471, 526
Павлищева О.С. — см. Пушкина О.С.
Пеньковский И.М. — III — 229, 319, 346, 461
Перовский В.А. — III — 344
Плетнев П.А. — I — 133, 288, 383, 464, 574, 578, 600, 605, II — 260, 312, 317, 320, 327, 352, 383, 402, 415, 420, 437, 448, 457, 469, 473, 543, 554, 562, 578, 597, 608, III — 377, 386
Плюшар А.А. — III — 508
Погодин М.П. — I — 677, II — 20, 29, 45, 48, 61, 70, 72, 96, 162, 247, 268, 270, 278—283, 287, 288, 290, 330, 347, 381, 537, 588, III — 58, 65, 105, 223, 431, 350
Полевой К.А. — III — 447
Полевой Н.А. — I — 489, II — 223, 364
Поленов В.А. — III — 372
Полторацкий С.Д. — II — 150
Путята Н.В. — II — 121
Пушкин В.Л. — I — 14, 25
Пушкин Л.С. — I — 45, 77, 92, 108, 114, 126, 129, 135, 139, 167, 210, 225, 253, 302, 306, 307, 315, 324, 335, 341, 361, 372, 376, 377, 381, 383, 393, 403, 409, 416, 424, 476, II — 23, 58, 467, III — 340, 347, 456
Пушкин С.Л. — II — 238, 256, III — 362, 484, 524
Пушкина Н.Н. — II — 285, 293, 297, 299, 310, 314, 322, 325, 329, 332, 340, 342, 350, 351, 658, 662, 667, 670, III — 69, 72, 75, 77, 84, 134, 137, 140, 147, 150, 152, 156, 160, 167, 168, 170, 175, 179, 181, 184, 189, 231, 233, 235, 238, 239, 241, 242, 248, 250, 253, 254, 257, 259, 262, 264, 267, 270, 272, 275, 286, 290, 292, 295, 297, 299, 309, 312, 375, 379, 381, 383, 385, 437, 440, 443, 444, 448, 450
Пушкина Н.О. — II — 238, 256
Пушкина О.С. — I — 77, 108, 324, 504, II — 256
Раевский А.Н. — I — 177
Раевский В.Ф. — I — 94
Раевский Н.Н. — I — 483
Репнин Н.Г. — III — 406, 409
Родзянко А.Г. — I — 329
Розен Е.Ф. — II — 645
Рокотов И.М. — I — 313
Россет А.О. — II — 625
Рылеев К.Ф. — I — 343, 430, 519
Санковский П.С. — III — 94
Скобельцын Ф.А. — III — 527
Смирдин А.Ф. — II — 55, III — 509
Снегирев И.М. — II — 151
Собаньская К.А. — II — 201
Соболевский С.А. — I — 660, 695, II — 31, 59, 62, 75, 103, III — 303, 307
Соколов П.И. — III — 123
Соллогуб В.А. — III — 408, 491
Соломирский В.Д. — II — 18
Сомов О.М. — II — 175
Спасский Г.И. — III — 129
Cтроганов Г.А. — III — 227
Судиенко М.О. — II — 190, 207, III — 13
Сухоруков В.Д. — III — 415
Тардиф де Мелло А. — III — 517
Тизенгаузен Е.Ф. — II — 177
Толстой Ф.И. — II — 159
Толстой Я.Н. — I — 119
Толь К.Ф. — III — 534
Туманский В.И. — I — 498, II — 9
Тургенев А.И. — I — 26, 74, 196, 270, III — 306, 308, 322, 528, 533
Тургенев С.И. — I — 81
Уваров С.С. — II — 639
Ушаков Н.И. — III — 462
Фикельмон Д.Ф. — II — 245
Фок М.Я. фон — II — 303
Фролов С.С. — I — 20
Фукс А.А. — III — 158, 316, 369, 410
Хвостов Д.И. — III — 63
Хитрово Е.М. — II — 33, 68, 69, 119, 120, 186, 244, 267, 271, 306, 355, 357, 418, 427, 453, 482, 490, 493, 501, 513, 514, 627, 631, 656, III — 20, 92
Хлюстин С.С. — III — 353, 404
Хмельницкий Н.И. — II — 450
Чаадаев П.Я. — II — 365, 549, III — 481
Чернецов Г.Г. — III — 39
Чернышев А.И. — III — 99, 104, 108
Чиляев Б.Г. — II — 157
Шварц Д.М. — I — 333
Шевырев С.П. — II — 250
Шимановская М. — II — 104
Шишков А.А. — I — 191
Шишков А.С. — I — 405
Языков Н.М. — I — 673, 698, II — 94, 647, III — 314, 432
Яковлев И.А. — II —152
Яковлев М.Л. — II — 565, III — 277, 282, 294, 301, 302, 315, 324, 480, 492, 510

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: