При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники

Год издания: 2016

Кол-во страниц: 592

Переплёт: твердый

ISBN: 978-5-8159-1254-0,978-5-8159-0726-3,5-8159-0405-8,5-8159-0232-2,5-8159-0109-1

Серия : Биографии и мемуары

Жанр: Воспоминания

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 490Р

Анна Федоровна Тютчева, старшая дочь поэта Ф.И.Тютчева, родилась 21 апреля 1829 года в Мюнхене, 18-летней девушкой переехала в Россию и в 1853 году была назначена фрейлиной цесаревны Марии Александровны, жены будущего царя Александра II. Была воспитательницей их детей, вел. княжны Марии и вел. князей Сергея и Павла. После 13 лет службы двум императорам в 1866 году вышла замуж за Ивана Сергеевича Аксакова и удалилась от двора. В 1886 году она овдовела, а в 1889 году умерла в Сергиевом Посаде.

Ее воспоминания и дневник — умные, искренние, проницательные и бесконечно интересные — давно заслужили самую высокую оценку: «Кто, как она, прошел через горнило двора, не утратив самостоятельности и личного достоинства, не охладев душой, тот выдержал одно из самых трудных испытаний в человеческой жизни».

Использован перевод Е.В.Герье, опубликованный первоначально издательством Сабашниковых в 1928—1929 годах, а в этом издании значительно переработанный Л.В.Гладковой и впервые дополненный ею по рукописному оригиналу 10 авторскими листами.

Содержание Развернуть Свернуть

Содержание

Вступительная заметка 5

Воспоминания А.Ф.Тютчевой 8
Дневники А.Ф.Тютчевой 54

Указатель имен 566

Почитать Развернуть Свернуть

ВОСПОМИНАНИЯ


Мне было 23 года, когда я была назначена фрейлиной двора великой княгини цесаревны, супруги наследника русского престола. Это было в 1853 году. Я в то время жила в деревне, в Орловской губернии. Цесаревна никогда меня не видела и согласилась приблизить к себе лишь по просьбе великой княгини Марии Николаевны, которая была очень расположена к моему отцу. Наша семья находилась в то время в обстоятельствах довольно стесненных. Сестры мои только что вышли из Смольного. Нас было дома три взрослых барышни, кроме того, мачеха имела еще девочку и двух маленьких сыновей*. Семья наша, таким образом, была большая, состояние же незначительное, и моей мачехе, иностранке по происхождению, с трудом удавалось при наших ограниченных средствах удовлетворять требованиям петербургской жизни в той среде, к которой мы принадлежали по связям моего отца, но отнюдь не по положению и не по состоянию.
Мой отец всю свою молодость провел в Германии, на дипломатической службе. Он там женился первым браком на моей матери, вдове господина Петерсона, после которого у нее осталось четыре сына**. Отец мой имел от нее трех дочерей и потерял ее после двенадцати лет брака. Вторично он женился также на вдове, баронессе Дернберг, и вскоре после этого второго брака вернулся в Россию, где и обосновался.
Я получила воспитание отчасти у сестры моей матери, отчасти в Мюнхенском институте, где провела три года вместе с моими сестрами, которые были несколькими годами моложе меня. Когда мне минуло шестнадцать лет, отец выписал нас в Россию. Сестры были помещены в Смольный для продолжения образования, я же возвратилась в родительский дом. Мой отъезд из Германии навсегда оставил во мне грустное воспоминание. Меня так внезапно, как бы с корнем, вырвали из того мира, в котором протекло все мое детство, с которым меня связывали все мои привязанности, все впечатления, все привычки, — для того, чтобы вернуть в семью, совершенно мне чуждую, и на родину, также чуждую мне* по языку, по нравам, даже по верованиям; правда, я принадлежала к этой религии, но никто меня ей не обучал.
С каким-то странным сжиманием сердца высадилась я в одно холодное и туманное сентябрьское утро на Английской набережной в Петербурге и впервые увидела эти тяжеловесные каменные громады, всегда окутанные туманной мглой и сыростью, и это низкое небо, серое и грязное, лениво нависающее в течение всего почти года над Северной Пальмирой. Впечатление, вынесенное мною тогда, не изменилось и впоследствии; никогда мне не удалось полюбить эту великолепную и мрачную столицу, в которой усилия человека, деньги, промышленность и искусство ведут тщетную борьбу с отвратительным климатом и с болотистой почвой и холодные красоты которой, лишенные прелести и поэзии, являются как бы символом деспотической силы. Эти первые впечатления не стали отрадней, когда тяжелая наемная карета привезла нас в гостиницу Демута, где жили мои родители и где мы провели всю зиму в неуютной обстановке русской гостиницы того времени. Мы занимали помещение очень безобразное, грязное и вонючее, с окнами на не менее грязный двор, которое, однако, обходилось нам очень дорого. Эта обстановка представляла печальный контраст с просторными и светлыми залами моего института в Германии, окруженного свежею зеленью сада с его липами и кустами роз.
Мои сестры были вскоре помещены в Смольный, одна пенсионеркой цесаревны, другая пенсионеркой великой княгини Марии Николаевны. Я постоянно их навещала, и эти посещения были моей единственной радостью и единственным развлечением, а вскоре сделались для меня обязанностью и даже целью жизни. Несмотря на свою молодость, я скоро была поражена недостатками того воспитания, которое давалось детям в этом учебном заведении. Образование, получаемое там, было вообще очень слабо, но особенно плохо было поставлено нравственное воспитание. Религиозное воспитание заключалось исключительно в соблюдении чисто внешней обрядности, и довольно длинные службы, на которых ученицы обязаны были присутствовать в воскресные и праздничные дни, представлялись им только утомительными и совершенно пустыми обрядами. О религии, как об основе нравственной жизни и нравственного долга, не было и речи. Весь дух, царивший в заведении, развивал в детях прежде всего тщеславие и светскость. Хорошенькие ученицы, те, которые лучше других умели танцевать и грациозно кланяться, умели причесываться со вкусом и искусно оттенять клюквенным соком бледность лица, всегда могли рассчитывать на расположение со стороны начальницы, г-жи Леонтьевой, а следовательно, и со стороны директрисы и классных дам. Дети богатых и сановных родителей составляли особую аристократию в классах. Для них почти не существовало правил институтской дисциплины. Они могли безнаказанно пропускать уроки, по утрам долго спать, не обращая внимания на звон колокола, пренебрегать обедом, подаваемым в общей столовой (кстати сказать, отвратительным), и питаться лакомствами из соседней лавочки. Как с нравственной, так и с физической стороны весь режим был отвратительный.
Мои сестры, благодаря своим хорошеньким личикам и положению родителей, а главным образом благодаря протекции великих княгинь, пенсионерками которых они состояли, сразу попали в категорию аристократок, то есть детей, обреченных на порчу. Благодаря Мюнхенскому институту они имели достаточно познаний, чтобы легко занять первое место в классе среди своих сверстниц, но я скоро поняла, как плохо их воспитывают, и старалась противодействовать злу, проводя с ними как можно больше времени; не давала им читать плохих романов, которые ученицы добывали себе с большой легкостью, поощряла их к серьезным занятиям и говорила с ними о религии, поскольку сама была в этом сведуща.
В Мюнхенском королевском институте, где я окончила свое образование, я находилась под влиянием католических священников; они старались, поскольку это доступно нашему возрасту, привить нам благочестие, правда, несколько узкое и фанатическое, очень ригористическое, очень мелочное и в достаточной степени иезуитское, тем не менее это религиозное воспитание внушило нам душеспасительный страх перед тщеславием, легкомыслием, светскими удовольствиями, спектаклями, нарядами, чтением дурных книг, так что я относилась с ужасом ко всему тому, что превозносилось и ценилось в Смольном; в течение всей своей молодости я никогда не стремилась ни к развлечениям, ни к нарядам, и, несмотря на полную свободу в чтении и на любопытство, которое живо возбуждали во мне нарядные книжки романов, я никогда не находила удовольствия в французской литературе, в то время имевшей большой успех и оказавшей такое развращающее влияние на мысли многих молодых девушек.
Нет сомнения, что суровое воспитание дает характеру известную выдержку, которой всегда недостает людям, получившим слишком мягкое воспитание. Касаясь здесь вопроса о воспитании в женских учебных заведениях России, я совсем не имею в виду входить в подробности, которые завели бы меня слишком далеко, я хочу лишь сказать, что в этом отношении я узнала жизнь нашей родины с одной из ее самых характерных и самых тяжелых сторон: это поверхностное и легкомысленное воспитание является одним из многих результатов чисто внешней и показной цивилизации, лоск которой русское правительство, начиная с Петра Великого, старается привить нашему обществу, совершенно не заботясь о том, чтобы оно прониклось подлинными и серьезными элементами культуры. Отсутствие воспитания нравственного и религиозного широко раскрыло двери пропаганде нигилистических доктрин, которые в настоящее время нигде так не распространены, как в казенных учебных заведениях.
Ко времени моего приезда в Россию, благодаря полученному мною воспитанию и природным склонностям, религиозный интерес был во мне преобладающим. В Мюнхенском институте католические патеры, само собою разумеется, пускали в ход все возможные средства, чтобы привлечь меня к католицизму. Но та несколько искусственная экзальтация, которую они сумели мне внушить, не имела характера глубокого и сознательного убеждения и не могла не рассеяться под влиянием умственного развития. Вначале, не понимая по-русски, я не могла следить за нашей службой, которая мне казалась длинной и утомительной. Но потребность в молитве постоянно приводила меня в церковь, и я постепенно стала понимать молитвы и проникаться красотой православных обрядов.
Два или три года спустя одна брошюра в несколько страниц — небольшой религиозный полемический трактат о нашей церкви, очень краткий, но яркий и вдохновенный, — произвела целый переворот в моем нравственном сознании. Это краткое изложение догматов нашей церкви принадлежало перу москвича А. С. Хомякова. За первой брошюрой последовали еще две, также религиозно-полемического характера, дополнявшие первую. Эти брошюры, запрещенные в России и напечатанные за границей, первое издание которых было немедленно уничтожено иезуитами, были написаны на французском языке, затем переведены на английский и немецкий и наконец уже — на русский*. Этим немногим вдохновенным страницам, еще теперь слишком мало известным, предстоит огромное будущее; они явятся тем невидимым звеном, благодаря которому западная религиозная мысль, измученная отрицанием и сомнением, сольется с великой идеей церкви, — церкви истинной, православной, церкви идеальной, основанной Христом, а не церкви, понимаемой как организация государственная или общественная.
Я никогда не забуду, какой лучезарной радостью исполнилось мое сердце при чтении этих страниц, которые с тех пор я так часто перечитывала и которые всегда производили на меня то же впечатление глубокой содержательности. Хомяков, однако, не был богословом по специальности; это был просто человек умный, писатель, поэт, ученый и прежде всего душа, глубоко проникнутая богосознанием. Он жил в Москве и стоял во главе той небольшой группы умных людей, которых наше глупое общество иронически прозвало «славянофилами», ввиду их национального направления, но которые, по существу, были первыми мыслящими людьми, дерзнувшими поднять свой протестующий голос во имя самобытности России, и первые поняли, что Россия не есть лишь бесформенная и инертная масса, пригодная исключительно к тому, чтобы быть вылитой в любую форму европейской цивилизации и покрытой, по желанию, лоском английским, немецким или французским; они верили, и они доказали, что Россия есть живой организм, что она таит в глубине своего существа свой собственный нравственный закон, свой собственный умственный и духовный уклад и что основная задача русского духа состоит в том, чтобы выявить эту идею, этот идеал русской жизни, придавленный и не понятый всеми нашими реформаторами и реорганизаторами на западный образец.
В своих воспоминаниях я часто буду возвращаться к этой группе лиц; большинству из них, благодаря преждевременной смерти и вследствие неблагоприятных обстоятельств, не удалось выполнить той интеллектуальной работы, к которой они, казалось, были призваны, но они бросили семена плодотворной и оригинальной мысли, и в свое время эти семена принесут свои плоды.
Таким образом, моя душа и мое сердце сроднились с Россией благодаря брошюрам Хомякова. Я окончательно привязалась к своей новой родине после летнего пребывания в деревне отца в Орловской губернии. Вскоре я страстно полюбила русскую природу. Широкие горизонты, обширные степи, необозримые поля, почти девственные леса нашего Брянского уезда создавали самую поэтическую обстановку для моих юных мечтаний. Поэтому, когда отец написал мачехе о моем назначении в фрейлины к цесаревне и о том, что он приедет за мной в деревню, чтобы везти меня ко двору, я ни одной минуты не испытала чувства радости перед новой и сравнительно блестящей карьерой, открывавшейся передо мной.
Был конец декабря, и я помню, какие горькие слезы я проливала перед окном своей маленькой комнаты, откуда взору открывалось необозримое пространство, окутанное снежной пеленой. Я надеялась, что ко двору будет назначена одна из моих сестер. Дарье, старшей, было семнадцать лет, Кити, младшей, — шестнадцать, они обе были очень миловидны, на виду в Смольном и жаждали попасть ко двору и в свет, между тем как мне и то, и другое внушало инстинктивный ужас. Но выбор цесаревны остановился именно на мне, потому что ей сказали, что мне двадцать три года, что я некрасива и что я воспитывалась за границей. Великая княгиня больше не хотела иметь около себя молодых девушек, получивших воспитание в петербургских учебных заведениях, так как благодаря одной из таких неудачных воспитанниц она только что пережила испытание, причинившее ей большое горе. Брат цесаревны, принц Александр Гессенский, старше ее всего на один год и неразлучный товарищ ее детства, сопровождал свою сестру в Россию, когда она вышла замуж за цесаревича, чрезвычайно полюбившего своего шурина. Действительно, принц был очень привлекателен; обладал прелестной наружностью и элегантной военной осанкой при уменье носить мундир; умом живым, веселым, склонным к шутке, — на устах у него всегда были остроумные анекдоты и выпады, одним словом, он представлял из себя личность тем более незаменимую при дворе, что резко выделялся на общем фоне господствующих там банальности и скуки. Цесаревна обожала своего брата. Император Николай относился к нему благосклонно, и все, казалось, предвещало молодому принцу легкую карьеру и блестящее будущее.
К несчастью, при цесаревне в то время состояла фрейлиной некая Юлия Гауке, воспитанница Екатерининского института, дочь генерала, убитого в Варшаве на стороне русских в 1829 году, и благодаря этому получившая воспитание под специальным покровительством императорской семьи, а затем назначенная ко двору цесаревны. Эта девица в то время, то есть в 52-м году, уже не первой молодости, никогда не была красива, но нравилась благодаря присущим полькам изяществу и пикантности. Скандальная хроника рассказывает, что принц был погружен в глубокую меланхолию вследствие неудачного романа с очень красивой дочерью графа Шувалова, гофмейстера высочайшего двора, так как император Николай наложил категорический запрет на его намерение жениться на молодой девушке. Гауке решила тогда утешить и развлечь влюбленного принца и исполнила это с таким успехом, что ей пришлось броситься к ногам цесаревны и объявить ей о необходимости покинуть свое место. Принц Александр как человек чести объявил, что женится на ней, но император Николай, не допускавший шуток, когда дело шло о добрых нравах императорской фамилии и императорского двора, пришел в величайший гнев и объявил, что виновники немедленно должны выехать из пределов России с воспрещением когда-либо вернуться; он даже отнял у принца его жалованье в 12 000 рублей, а у Гауке пенсию в 2500 рублей, которую она получала за службу отца. То был тяжелый удар для цесаревны, ее разлучали с нежно любимым братом, терявшим всякую надежду на какую-либо карьеру и вместе с тем все средства к существованию из-за игры кокетки, увлекшей этого молодого человека без настоящей страсти и с той, и с другой стороны. Говорят, что она долго и неутешно плакала и что впоследствии к ней уже никогда не возвращалась веселость и оживление, которыми она отличалась в то время, как брат принимал участие в ее повседневной жизни.
И другие фрейлины императрицы, вышедшие из петербургских учебных заведений, давали повод для сплетни скандального характера. Некая Юлия Боде была удалена от двора за ее любовные интриги с красивым итальянским певцом Марио и за другие истории. Все эти события и послужили причиной моего назначения ко двору: меня выбрали как девушку благоразумную, серьезную и не особенно красивую; правда, великая княгиня знала меня исключительно по моим письмам к Карамзиным, которые ей прочли, чтобы познакомить ее с моим литературным развитием.
Отец мой приехал в Овстуг (название деревни, где мы жили) накануне нового, 1853 года с тем, чтобы увезти меня с собой в Петербург. Но с ним сделался припадок подагры, или, лучше сказать, его обуял ужас при мысли о необходимости исполнять роль компаньона и опекуна при дочери, которую нужно было представить ко двору. Поэтому, к моему величайшему отчаянию, было решено, что я поеду в Петербург одна, под покровительством нашего управляющего Василия Кузьмича, и что по приезде в Петербург я прибегну на первых порах к гостеприимству наших друзей Карамзиных и попрошу их позаботиться о моем первом представлении ко двору.
4 января вечером я вместе со своей девушкой поместилась в большом возке, запряженном почтовыми лошадьми, за которым следовала кибитка с знаменитым Василием Кузьмичом, и покинула снежные равнины родительской вотчины, чтобы вступить в новую для меня жизнь. Я хорошо помню, что, несмотря на все красноречие моего отца, старавшегося изобразить в самых привлекательных красках эту новую жизнь, я уезжала с чувством ужасной тоски, в глубоком убеждении, что ожидавшее меня положение, в конце концов, не представляет из себя ничего иного, как неволю, правда, красивую и позолоченную, но все же неволю, которую, по своему характеру, я тысячу раз охотно променяла бы на независимость, хотя бы в самых скромных условиях, даже в бедности. Поэтому я без всякой радости шла навстречу будущему и с тяжелым сердцем порывала с прошлым моей первой молодости — не потому, чтобы в этом прошлом было для меня много светлого и теплого, но потому, что я привязалась к нему с той силой привязанности, которой мы обладаем только в юности и к которой уже не способны в последующих жизненных обстоятельствах и отношениях.
Долго и обильно текли мои слезы во мраке этой январской ночи, но наконец молодость взяла свое, меня стало занимать то, что я одна и совершенно самостоятельна; меня забавляло слышать, как на всякой подставе Василий Кузьмич кричал своим самым важным тоном: «Скорей лошадей для ее превосходительства генеральши фрейлины Тютчевой!» Мне доставляло удовольствие давать большие начаи ямщикам, чтобы они гнали лошадей во весь дух, и я достигла того, что в ночь перед нашим приездом в Москву, около Подольска, я очутилась вместе с своим опрокинутым возком в глубоком овраге, с контуженной головой. Василий Кузьмич в полном отчаянии подобрал меня и уложил в кибитку, в которой я и доехала до Москвы. Здесь я, совсем разбитая, причалила к своей тетушке, сестре отца, Сушковой. Вид у меня, очевидно, был очень плачевный, ибо добрая тетушка расстроилась и немедленно велела поставить мне к голове пиявки, которые оказались очень кстати. Сколько я ни протестовала, я сделалась предметом самых тщательных забот, но чувствовала, что в моем лице ухаживали не за мной лично и нежили не Анну Федоровну, а «казенное имущество». Через два дня я уже настолько оправилась, что меня могли отправить по железной дороге в Петербург под опекой семьи Самсоновых, одновременно отправлявшейся туда. В Петербурге меня встретили с ласковым и сердечным гостеприимством барышни Карамзины и их замужняя сестра, княгиня Екатерина Николаевна Мещерская, с которой они жили после смерти матери, Екатерины Андреевны Карамзиной, скончавшейся за год перед тем временем, о котором идет речь.
Имя Карамзиных воскрешает в моей памяти одно из самых дорогих и светлых воспоминаний юности. Салон Е. А. Карамзиной в течение двадцати и более лет был одним из самых привлекательных центров петербургской общественной жизни, истинным оазисом литературных и умственных интересов среди блестящего и пышного, но малоодухотворенного петербургского света. Историк Карамзин не принадлежал ни по своему происхождению, ни по состоянию к тому кругу, который принято называть высшим петербургским светом, ни к той аристократии, правда, более или менее случайной, которая тем не менее имеет претензию составлять обособленную касту. Однако благодаря своему таланту и своим работам Карамзин рано привлек к себе расположение императора Александра I; он был принят при дворе и стал близким человеком при императрицах Марии Федоровне и Елизавете Алексеевне; великая княгиня Екатерина Павловна питала к нему самые дружественные чувства. Он был связан тесной дружбой с Жуковским, которому впоследствии было поручено воспитание наследника, и с Вяземским, на внебрачной сестре которого он был женат. Вся литературно образованная и культурная молодежь моего времени принадлежала к высшим слоям русского общества, и Карамзин незаметным образом, как-то само собой, сделался руководителем и центром того литературного кружка, который в то время являлся и наиболее аристократическим кружком. После смерти Карамзина весь этот литературный мир продолжал группироваться вокруг его вдовы; так случилось, что в скромном салоне Е. А. Карамзиной в течение более двадцати лет собиралась самая культурная и образованная часть русского общества.
Я познакомилась с этим салоном лишь в самые последние годы жизни Екатерины Андреевны, уже в то время, когда самые выдающиеся писатели, входившие в него, как Пушкин, Дашков, Боратынский, Лермонтов, сошли со сцены. Но традиции остроумной беседы и умственных интересов сохранялись по-прежнему, и в этой скромной гостиной, с патриархальной обстановкой, с мебелью, обитой красным шерстяным штофом, сильно выцветшим от времени, можно было видеть самых хорошеньких и самых нарядных петербургских женщин в элегантных бальных туалетах, прямо с придворного бала или пышного празднества, расположившимися на красной оттоманке за затянувшейся иногда до четырех часов утра беседой. Вельможи, дипломаты, писатели, светские львы, художники — все дружески встречались на этой общей почве: здесь всегда можно было узнать самые последние политические новости, услышать интересное обсуждение вопроса дня или только что появившейся книги; отсюда люди уходили освеженные, отдохнувшие и оживленные. Трудно объяснить, откуда исходило то обаяние, благодаря которому гость, переступив порог салона Карамзиных, чувствовал себя свободнее и оживленнее, мысли становились смелей, разговор живей и остроумней. Серьезный и радушный прием Екатерины Андреевны, неизменно разливавшей чай за большим самоваром, создавал ту атмосферу доброжелательства и гостеприимства, которой мы все дышали в большой красной гостиной.
Но умной и вдохновенной руководительницей и душой этого гостеприимного салона была, несомненно, София Николаевна, дочь Карамзина от его первого брака с Елизаветой Ивановной Протасовой, скончавшейся при рождении этой дочери. Перед началом вечера Софи, как опытный генерал на поле сражения и как ученый стратег, располагала большие красные кресла, а между ними легкие соломенные стулья, создавая уютные группы для собеседников; она умела устроить так, что каждый из гостей совершенно естественно и как бы случайно оказывался в той группе или рядом с тем соседом или соседкой, которые лучше всего к ним подходили. У нее в этом отношении был совершенно организаторский гений. Бедная и дорогая Софи, я как сейчас вижу, как она, подобно усердной пчелке, порхает от одной группы гостей к другой, соединяя одних, разъединяя других, подхватывая остроумное слово, анекдот, отмечая изящный туалет, организуя партию в карты для стариков, игры на сообразительность для молодежи, вступая в разговор с какой-нибудь одинокой дамой, поощряя застенчивую и скромную дебютантку, одним словом, доводя умение обходиться в обществе до степени искусства и почти добродетели.
В Софии Николаевне общительность была страстью, но страстью совершенно невинной, потому что в этой общительности не было тени погони за личным успехом, к которому более или менее стремится всякая женщина. Софи была очень некрасива, и ей было уже сорок лет, когда я с ней познакомилась. Она никогда не была хорошенькой: крупные и грубые черты, глаза, окаймленные страшными черными бровями, мужской рост делали ее несколько похожей на переодетого женщиной Пьеро. И тем не менее под этой некрасивой оболочкой скрывалась какая-то обаятельность, какая-то женственная грация или, лучше сказать, грация мотылька; грация мотылька чувствовалась и в ее уме, который так любил перелетать от одного предмета разговора на другой и порхать по цветущим верхам мысли, но всего больше грации мотылька было в ее счастливом детском характере, умевшем горячо и глубоко наслаждаться маленькими ежедневными радостями жизни и любившем видеть, как наслаждаются ими другие. И, как бедный мотылек, она была унесена и уничтожена в вихре той бури, которая несколько лет спустя грозно разразилась над Россией и разрушила наш общественный покой и наше политическое величие.
У мачехи Софии Николаевны, второй жены Карамзина, было две дочери и три сына. Старшая дочь Екатерина, вышедшая замуж за князя Мещерского, жила в одном доме с матерью, в верхнем этаже. Болезненная и в то же время очень своеобразная и капризная в выборе своих друзей, она никогда не появлялась в салоне матери. Гости, интересовавшиеся политикой, поднимались к ней наверх, и там разгорались жестокие и страстные споры. Ум княгини Екатерины Николаевны был необычайно язвительный, характер цельный и страстный, столь же абсолютный в своих симпатиях, как и антипатиях, в утверждениях, как и в отрицаниях. Для нее не существовало переходных оттенков между любовью и ненавистью, на ее палитре были только эти две явные краски.
Ее младшая сестра Лиза была незамужней. В тридцать лет она была еще очень красивой девушкой, тоже очень страстной в своих религиозных и политических убеждениях, еще более страстной в своих привязанностях к
семье, культ которой у нее доходил до идолопоклонства. С особой страстной преданностью она относилась к матери. Екатерина Андреевна страдала болезнью сердца, припадки которой требовали немедленных кровопусканий, и Лиза научилась обращаться с ланцетом, чтобы приходить матери на помощь летом, когда семья жила в деревне, где не было поблизости врача. Это не помешало тому, что ей пришлось потерять свою горячо любимую мать, скончавшуюся внезапно — именно так, как она за нее больше всего опасалась.
Все три сына Екатерины Андреевны были красивые молодые люди, пользовавшиеся большим успехом в петербургском свете. Один из них, Александр, наименее блестящий, но наиболее серьезный из трех братьев, женился на маленькой княжне Оболенской, очень хорошенькой девушке, и поселился с ней в деревне в Нижегородской губернии, где еще до наступления эпохи освобождения с энергией посвятил себя улучшению положения крестьян. Андрей и Владимир блистали в свете, и их успехи долгое время питали романическую хронику Петербурга. Наконец оба они женились; Андрей — на богатой и красивой вдове Авроре Демидовой, которая была старше его, Владимир — на богатой м-ль Дука, принесшей ему в приданое великолепное имение в Курской губернии. Сыновья Карамзина всегда пользовались репутацией очень умных людей, но эта репутация так и не вышла за пределы салонов.
Интересно было бы разрешить вопрос, почему самые талантливые натуры в нашей русской жизни не дают того, что они наверное бы дали во всякой другой стране в Европе. Вероятно, причина заключается в низком уровне общего интеллектуального развития; успех слишком легок, нет достаточно стимулов, достаточно точек опоры, нет пищи для сравнения, нет ничего, что бы поощряло развитие умов и характеров; вот почему самые одаренные натуры долго остаются детьми, подающими блестящие надежды, чтоб затем сразу, без перехода стать стариками, ворчливыми и выжившими из ума.
Но в эпоху салона Екатерины Андреевны Карамзиной мы все еще были детьми, подававшими блестящие надежды, и это создавало очень приятное маленькое общество. Гости собирались каждый вечер. В будни бывало человек восемь, десять, пятнадцать. По воскресеньям собрания бывали гораздо многолюднее: собиралось человек до шестидесяти. Обстановка приема была очень скромная и неизменно одна и та же. Гостиная освещалась яркой лампой, стоявшей на столе, и двумя стенными кенкетами на противоположных концах комнаты; угощение состояло из очень крепкого чая с очень густыми сливками и хлеба с маслом, из которых Софья Николаевна умела делать необычайно тонкие тартинки, и все гости находили, что ничего не могло быть вкуснее чая, сливок и тартинок карамзинского салона.
Когда я приехала в Петербург для поступления ко двору, этот салон уже не существовал. Екатерина Андреевна умерла за год перед тем, Софи и Лиза переселились к сестре, Екатерине Николаевне Мещерской, которая продолжала принимать некоторых друзей и близких людей, но прежнего широкого гостеприимства и оживления уже не было. С потерей матери Лиза все потеряла. Софья Николаевна также была глубоко потрясена смертью мачехи, может быть, не столько горем ее потери, сколько впечатлением близости смерти; эта неумолимая страшная действительность, которую она никогда до тех пор не хотела признавать, так внезапно ворвалась в ее жизнь, дотоле веселую и беспечную, что навсегда нарушила ее покой. Все ее оживление, весь ее веселый оптимизм исчезли. Мрачная и печальная, сидела она в углу гостиной, с раздражением прислушиваясь к политическим спорам, которые вела сестра и которые вскоре приобрели животрепещущий интерес вследствие создавшихся на Востоке осложнений. Ее меланхолия все усиливалась, и наконец она совершенно потеряла рассудок. Но я не хочу опережать события, о которых в дальнейшем буду говорить подробней. В начале 1853 года Восточный вопрос еще не возникал.
Итак, по приезде моем в Петербург меня приютили Софи и Лиза Карамзины, и я временно поместилась у княгини Мещерской в ожидании своего окончательного устройства во дворце. Княгиня Екатерина Николаевна выказала мне при этом самое сердечное участие. Она с большой заботливостью отнеслась к заказу моего платья для представления ко двору, вникая в мельчайшие подробности туалета, который вследствие наложенного в то время на двор траура должен был быть совершенно белый. Она заставляла меня принимать множество освежающих напитков, чтобы восстановить цвет лица, пострадавший от пятидневного путешествия в суровые январские морозы. Софи написала Воейковой, фрейлине великой княгини Марии Николаевны, которая своей рекомендацией более всего содействовала моему назначению ко двору цесаревны и должна была представить меня. Через Воейкову я получила приказание явиться в Зимний дворец 9 января в 11 часов утра. Белое платье было готово вовремя, белая шляпа была изящна, так что при отъезде во дворец я хоть и была взволнована, но сознавала, что приблизительно удовлетворяю требованиям моей будущей повелительницы, которая желала иметь при себе фрейлину приличной наружности, хотя и не отличающуюся красотой.
Сердце мое усиленно билось, когда я поднималась по лестнице дворца и входила в Золотую гостиную, служившую местом ожидания для лиц, которые представлялись цесаревне в личной аудиенции. Появившийся четверть часа спустя камердинер сообщил, что цесаревна меня ждет, и ввел в ее кабинет.
Я раньше никогда не была представлена ко двору и никогда не видела близко никого из членов императорской фамилии, за исключением именно цесаревны, которую мне пришлось как-то раз очень внимательно рассмотреть, не подозревая, кто она такая. Вот как это случилось. Дело происходило за год или за два до моего назначения ко двору. Я была на балу у графини Орловой-Давыдовой; не принадлежа к числу барышень, имеющих успех, к тому же застенчивая и робкая, я танцевала мало и старалась скрываться в укромных уголках, любуясь оттуда блеском и движением бального зала, — препровождение времени, в котором я часто находила удовольствие, несмотря на малый успех в свете. Так я однажды сидела на одном из диванчиков бального зала, скромная и одинокая, когда молодая дама села на другой конец диванчика. На ней был прелестный туалет из голубого крепа с кружевами, который оттенял необычайную белизну ее лица и ее изящество. Я долго и с удовольствием любовалась ею. В ней было что-то исключительно молодое и воздушное, — то обаяние, которое больше всего меня привлекает в женской красоте. Я не знаю, заметила ли она, как я ее рассматривала, — это могло бы ей показаться невежливым. Когда она удалилась, я спросила у одной своей знакомой: «Скажите, кто эта очаровательная особа в голубом, которая здесь сидела?» Она ответила мне презрительно: «Откуда вы, моя милая? Ведь это цесаревна». Я очень смутилась, так как не встала при ее приближении и разглядывала ее с таким вниманием, которое могло показаться ей чрезвычайно нескромным; ведь она не могла угадать, что это внимание было вызвано причинами скорее для нее лестными. Я искренно восхищалась ею, не зная, кто она. Впрочем, она, вероятно, и не обратила на меня внимания, так что моя неловкость прошла для нее незамеченной.
После стольких лет, протекших с тех пор, я живо припомнила эту минуту и все впечатления, мною пережитые, когда я в первый раз увидела ту, которая должна была иметь такое большое влияние на мою жизнь и быть предметом моей величайшей привязанн

Дополнения Развернуть Свернуть

Указатель имен



Августин (354—430), величайший из отцов древней церкви христианского Запада, автор «Исповеди» — 78, 304, 348, 398, 432
Адан Жюльетта (1836—1936), французская писательница, основательница журнала «Nouvelle revue» — 563
Адлерберг Александр Владимирович (1818—1889), гр., генерал-адъютант, министр двора и уделов — 164, 250, 257, 282, 344, 388, 393, 399, 433, 440, 441, 443, 444
Адлерберг Владимир (Эдуард Фердинанд Вольдемар) Федорович (1791—1884), гр. (с 1847), генерал-адъютант, министр двора — 199, 368, 371, 388, 390, 393, 396, 399, 431
Адлерберг Екатерина Николаевна (Катиш; урожд. Полтавцева; 1822—1910), гр., статс-дама, жена гр. А.В.Адлербер-
га — 282, 344, 423, 435
Адлерберг Мария Александровна (1849—1926), гр., дочь А.В.Адлерберга, впоследствии замужем за светлейшим кн. Н.Д.Мингрельским (1847—1903) — 428
Адлерберг Мария Васильевна, (урожд. Нелидова; 1797—1870), гр., жена гр. В.Ф.Адлерберга — 431
Адлерберг Николай Александрович (Никс; 1844—1904), гр., сын гр. А.В.Адлерберга, впоследствии генерал-майор — 341
Акинфиева Надежда Сергеевна (урожд. Анненкова; 1839—1891), во втором браке гр. Богарне — 285
Аксаков Иван Сергеевич (1823—1886), публицист, поэт, общественный деятель; с 1866 муж А.Ф.Тютчевой — 5—7, 391, 392, 501, 503—507, 513, 518—527, 529, 532, 537—555, 558, 561—565
Аксаков Константин Сергеевич (1817—1860), писатель-славянофил; историк, публицист — 334
Аксаков Сергей Тимофеевич (1791—1859), писатель — 392
Аксаковы — 239
Александр (Людвиг Георг Фридрих Эмиль) (1823—1888), принц Гессен-Дармштадтский, брат имп. Марии Александровны, на русской военной службе (1840—1851) — 14—16, 25, 229, 231, 237, 241, 351, 389, 453, 479, 482, 483
Александр I Павлович (1777—1825), император (с 1801) — 18, 40, 167, 183, 190, 193, 261, 265, 279, 321, 331, 362
Александр II Николаевич (1818—1881), император (с 1855) — 5—8, 14, 18, 25, 26, 30, 33, 42, 48, 116—118, 120, 134, 137, 140, 148—152, 154—156, 159, 162—164, 169, 172, 176, 178, 179, 182, 183, 186, 190, 193—196, 198, 199, 201, 203, 205—207, 210—215, 217, 219—236, 239, 240, 242, 243, 247, 248, 250—265, 267, 269, 277, 278, 280, 282—286, 292, 295—298, 300—305, 307, 308, 311—322, 324—332, 334—337, 339, 342—357, 359, 360, 362, 364, 365, 367, 369, 370, 375, 376, 382, 384, 385, 388—391, 394, 396, 397, 399, 401—405, 407, 409—413, 415, 416, 418, 420—422, 427—429, 432, 434, 437, 440—443, 448—451, 455—460, 462—470, 474—477, 481, 482, 484, 487—492, 495—497, 503, 505, 506, 508—514, 516, 517, 521, 525, 528, 531—534, 537, 540, 542, 545, 553, 555, 556, 559—561
Александр III Александрович (1845—1894), император (с 1881) — 25, 173, 216, 223, 224, 250, 257, 267, 275, 306, 314, 394, 486, 488—492, 495, 498, 499, 519, 530—533, 544, 553, 556—560, 562, 563
Александра (Фредерика Вильгельмина Александра Мария Елена, принцесса Прусская; 1803—1892), герцогиня Мекленбург-Шверинская, сестра имп. Александры Федоровны — 120, 216, 233, 238, 248
Александра Александровна (Адини; Лина; 1842—1849), вел. княжна, старшая дочь Александра II — 147, 159, 416, 434
Александра Иосифовна (Александра Фредерика Генриетта Паулина, принцесса Саксен-Альтенбургская; 1830—1911), вел. кн., с 1848 жена вел. кн. Константина Николаевича — 35, 123, 167, 170, 171, 175, 181, 185, 186, 191, 196, 206, 212, 228, 248, 256, 257, 279, 284—286, 295, 358, 362, 364, 399, 421, 433, 458, 478
Александра Николаевна (Адини; Лина; 1825—1844), вел. княжна, младшая дочь Николая I; герцогиня Гессен-Кассельская — 25, 159, 204, 469, 471, 472
Александра Петровна (урожд. принцесса Ольденбургская; 1838—1900), вел. кн., жена вел. кн. Николая Николаевича; в монашестве Анастасия — 303, 308, 316, 319, 320, 339, 398, 450, 463, 478
Александра Федоровна (Фредерика Луиза Шарлотта Вильгельмина, принцесса Прусская; 1798—1860), императрица, жена Николая I — 6, 16, 33—37, 42, 43, 48, 49, 51—53, 102, 103, 105, 120—122, 125, 130, 145—150, 152, 153, 160, 161, 165, 170, 172, 179, 181, 182, 188, 189, 192, 196—202, 205—209, 211, 213, 214, 217, 218, 220—222, 224—227, 231, 233—235, 244, 248, 253, 260, 261, 263, 267, 269, 280—283, 286, 288, 289, 296, 302, 314, 316, 319, 321, 332, 351, 352, 355, 399, 414, 415, 417, 418, 420, 421, 424, 426, 429, 430, 432, 435, 436, 438, 441, 446, 448, 449, 452, 454, 456, 467—473
Алексей Александрович (1850—1908), вел. кн., сын Александра II, генерал-адмирал, член Гос. совета (с 1881) — 25, 164, 194, 223, 236, 250, 257, 267, 273, 275, 314, 321, 345, 371, 378, 380, 388—390, 394, 450, 457, 462, 463, 487, 492, 498, 555, 565
Алексей Михайлович (1629—1676), царь (с 1645) — 265
Алексий (Елевферий; ум. 1378), митрополит всея Руси — 258, 269, 360, 367, 372, 378
Алиса (1843—1878), вел. герцогиня Гессенская, дочь английской королевы Виктории — 532
Альбединская Александра Сергеевна. См. Долгорукова А.С.
Альбединский Петр Павлович (1826—1883), генерал-адъютант; женат на княжне
А.С.Долгоруковой — 40, 184
Альфред Эрнст Альберт (1844—1900), принц Великобританский, герцог Эдинбургский, с 1893 Саксен-Кобург-Готский — 515, 517, 518, 532
Альфред (1874—1899), герцог Саксен-Кобург-Готский — 515, 516
Ангулемский Луи Антуан, герцог Бурбонский (1775—1844), старший сын французского короля Карла X — 363, 364
Андрие — 66
Андронников Иван Малхазеевич (1798—1868), генерал от кавалерии; герой кавказских войн — 166
Аникеева, кн., монахиня Серафимо-Дивеевского монастыря — 318, 320
Анна Мария (урожд. принцесса Гессен-Дармштадтская; 1843—1865), вел. герцогиня Мекленбург-Шверинская, племянница имп. Марии Александровны — 480
Анна Павловна (1795—1865), дочь Павла I, с 1840 королева Нидерландская — 261, 262, 283, 284, 299, 301, 302, 305, 308, 316, 390, 469
Анненков Сергей Петрович
(р. 1815) — 362—364
Анненкова Мария Дмитриевна (урожд. Прозоровская; р. 1784), жена Петра Авраамовича Анненкова, мать предыдущего — 363, 364
Анненкова Мария Сергеевна
(р. 1837), фрейлина вел. кн. Александры Иосифовны — 285, 286, 335, 362—366
Антоний (Медведев Андрей Гаврилович; 1789—1877), наместник Троице-Сергиевой лавры (с 1831) — 263, 264, 378, 380, 381, 401
Апраксин Степан Федорович, (1792—1862), гр., генерал-адъютант — 288, 393
Арапов Николай Устинович (1825—1884), генерал-майор, московский обер-полицмейстер (1866—1876) — 513, 536, 544
Аркас Николай Андреевич (1816—1881), флигель-адъютант, капитан 1 ранга, впоследствии адмирал, главный командир Черноморского флота — 344
Арсеньев Василий Сергеевич (1829—1915) — 398
Арсеньев Дмитрий Сергеевич (1832—1915), вице-адмирал; попечитель вел. кн. Сергея и Павла Александровичей — 554
Арсеньев Константин Иванович (1789—1865), историк, географ, профессор Петербургского ун-та — 153
Арсеньевы, София Сергеевна
(в замужестве Логинова;
ум. 1913) и Мария Сергеевна (ум. 1919) — 408
Афанасьев Александр Николаевич (1826—1871), историк, литературовед, фольклорист, составитель сборников «Народные русские сказки» (1855—1864) — 417

Баварский король. См. Максимилиан Йозеф II
Багратион Петр Романович (1818—1876), кн., племянник героя 1812 года, впоследствии генерал-лейтенант, лифляндский, эстляндский и курляндский генерал-губернатор — 436
Бажанов (Баженов) Василий Борисович (1800—1883), духовник царской семьи (с 1835), профессор богословия Петербургского ун-та — 197, 201, 204, 205, 343, 371—373, 467
Бакунин Александр Павлович (1797—1860), тверской губернатор — 257
Бакунина Анна Борисовна (урожд. Зеленская; 1802—1835), жена А.П.Бакунина — 257
Балабин Виктор Петрович (1811—1864), камергер; в 1858—1864 посол России в Вене — 454
Баранов Николай Михайлович (1837—1901), генерал-лейтенант; петербургский градоначальник, сенатор — 553
Баранов Павел Трофимович (1814—1864), гр., генерал-лейтенант, тверской губернатор (1857—1862) — 400
Баранова — 534
Баранова Юлия Федоровна (урожд. гр. Адлерберг; 1789—1864), гр., фрейлина (с 1806), гофмейстерина, статс-дама
(с 1836) — 36, 38, 122, 200, 201, 203, 288, 347
Бартенев Петр Иванович (1929—1912), историк, издатель «Русского архива» — 6, 7, 547
Бартенева Вера Арсеньевна (1821—1894), фрейлина — 35, 121
Бартенева Мария Арсеньевна.
См. Нарышкина М.А.
Бартенева Надежда Арсеньевна (1821—1902), фрейлина — 34, 35, 38, 121, 126, 252, 281, 288
Бартенева Наталья Арсеньевна (1829—1893), фрейлина — 35, 121, 217, 257, 258, 455, 473
Бартенева Прасковья Арсеньевна (Полина; 1811—1872), фрейлина, певица-любительница, ученица М.И.Глинки — 34, 35, 38, 121, 281, 288, 367
Бартеневы — 121, 122
Барятинский Виктор Иванович (1823—1904), кн., морской офицер — 258
Барятинский Владимир Иванович (1817—1875), кн., адъютант наследника Александра Николаевича (с 1847), впоследствии генерал-адъютант, обер-шталмейстер — 212, 257, 440, 513
Баттенбергская. См. Гауке Ю.М.
Баттенбергская Мария (1852—1923), принцесса, племянница имп. Марии Александровны — 390
Баттенбергский Людвиг (1854—1921), принц Маунтбэттен и маркиз Милфорд-Хэйвен, племянник имп. Марии Александровны — 390
Батюшков — 523
Батюшкова — 531, 536
Бах Иоганн Себастиан (1685—1750), немецкий композитор — 427
Бахметева Александра Николаевна (урожд. Ховрина; 1823—1901), писательница, автор книг и брошюр для детского и народного чтения исторического и религиозного содержания; приятельница А.Ф.Тютчевой — 420
Бек Вера Ивановна (1845—1912), в замужестве кн. Горчакова — 423
Бек Мария Аркадьевна. См. Вяземская М.А.
Бельгард — 468
Беляев — 552
Берг — 366
Берг Вера Андреевна, надзирательница при дочерях вел. кн. Константина Николаевича — 284, 285, 364—366
Берглинд Мария Алексеевна, учительница гимнастики — 417
Беселицкая-Божедарич — 530
Беселицкий-Божедарич — 530, 531
Бестужев-Рюмин Константин Николаевич (1829—1897), историк, профессор Петербургского ун-та — 555
Бетанкур Альфонс Августинович (1805—1875), генерал-лейтенант — 399
Бетховен Людвиг ван (1770—1827), немецкий композитор — 181, 393
Бибиков Дмитрий Гаврилович (1792—1870), министр внутренних дел с 1852 г.; уволен от этой должности в августе 1855 г.
Бирилева Мария Федоровна.
См. Тютчева М.Ф.
Бисмарк Отто Эдуард Леопольд фон Шенхаузен (1815—1898), кн., первый рейхсканцлер Германской империи (1871—1890) — 36, 500, 502, 562
Блудов Вадим Дмитриевич (1819—не ранее 1864), гр., сын Д.Н.Блудова — 157
Блудов Дмитрий Николаевич (1785—1864), гр., министр внутренних дел (с 1830), председатель Гос. совета и Комитета министров (с 1862) — 196, 230, 274, 299, 300, 327, 336
Блудова Антонина Дмитриевна (1812—1891), гр., дочь Д.Н.Блудова, камер-фрейлина, мемуаристка — 6, 152, 154, 196, 203, 204, 209—214, 222, 251, 253, 272, 274, 332, 333, 336, 339, 343, 353, 354, 362, 429, 480, 487, 515, 516, 518
Бобринская Софья Андреевна (урожд. гр. Шувалова; 1829—1912), гр., фрейлина — 15, 428
Бобринские, гр. — 428
Бобринский Александр Александрович (1855—1890), гр., впоследствии участник русско-турецкой войны, литератор — 428, 429
Бобринский Александр Алексеевич (1823—1903), гр., обер-гофмейстер, петербургский губернатор (1861—1864), петербургский губ. предводитель дворянства (1869—1872), член Гос. совета — 411, 428
Бобринский Алексей Павлович (1826—1894), гр., штабс-капитан Стрелкового полка в 1855, министр путей сообщений (1872—1874) — 254, 396, 397, 423, 431—435, 437, 440, 441
Бобринский Владимир Александрович (1853—1877), гр., лейтенант Гусарского полка, погиб в Болгарии во время русско-турецкой войны — 428
Бобринский Владимир Алексеевич (1824—1898), гр., штабс-ротмистр; управляющий министерством путей сообщения (1868—1871) — 423, 433, 434
Богарне Евгений (1781—1824), пасынок Наполеона I, герцог Лейхтенбергский и Эйхштатский, вице-король Италии (1805—1814) — 32
Боде Юлия Андреевна — 16
Бокова — 552
Бомон-Васси (1816—1871), французский писатель — 47
Боратынская — 67, 68
Боратынский Евгений Абрамович (1800—1844), поэт — 18
Боссюэ Жак Бенинь (1627—1704), французский писатель, епископ — 366
Боткин Сергей Петрович (1832—1889), лейб-медик — 528
Ботмер Карл Фридрих Генрих Эрнст (1770—1845), гр., дед А.Ф.Тютчевой — 319
Бреверн де Лагарди Александр Иванович (1814—1890), гр., генерал-лейтенант, командующий кавалергардским полком с 1851 — 170
Бреверн де Лагарди Мария Александровна (урожд. Воейкова; 1826—1906), гр., фрейлина вел. кн. Александры Иосифовны — 166, 167, 170, 171
Брок Петр (Феликс) Федорович (1805—1875), министр финансов (1853—1858) — 293, 323
Бруннов Филипп Иванович (1797—1875), дипломат — 342
Буйе Мари Никола (1798—1864), французский писатель — 289, 304
Булгакова — 118
Буоль-Шауенштейн Карл Фердинанд (1797—1865), гр., австрийский посол в Петербурге — 317, 451
Бутурлин Алексей Петрович (1802—1863), генерал-лейтенант, сенатор, ярославский военный и гражданский губернатор (1846—1861) — 403
Бьюкенен А., английский посол в России (1864—1871) — 503
Бюффон Жорж Луи Леклер (1707—1788), французский ученый, писатель — 106

Вадковский, офицер 524
Валуева Мария Петровна (урожд. кж Вяземская; 1813—1849), дочь кн. П.А.Вяземского — 82
Василий Кузьмич. См. Стрел-
ков В.К.
Васильев, член Славянского комитета — 544
Васильчиков Виктор Илларионович (1820—1878), кн., генерал-адъютант с 1855, товарищ военного министра (1858—1861) — 331
Вебер Карл (Мария Фридрих Август; 1786—1826), бар., немецкий композитор — 393
Веймарский, герцог. См. Карл Александр
Вера Константиновна (1854—1912), дочь вел. кн. Константина Николаевича, в замужестве принцесса Вюртембергская — 477
Веселаго Феодосий Федорович (1817—1895), член совета главного управления по делам печати (с 1861) — 504
Виардо-Гарсиа Полина (1821—1910), французская певица — 130
Вигель Филипп Филиппович (1788—1856), директор департамента иностранных исповеданий, мемуарист — 239
Виельгорская Анолита. См. Шаховская А.М.
Виельгорские, гр. — 308
Виельгорский Матвей Юрьевич (1794—1866), гр., обер-гофмейстер (с 1856), виолончелист — 307, 393
Виельгорский-Матюшкин Михаил Михайлович (1822—1855), гр., дипломат — 307, 308
Виельгорский Михаил Юрьевич (1788—1856), гр., известный меценат, музыкальный деятель, композитор — 307, 308
Виктор-Эммануил II (1820—1878), сардинский король
(с 1849), итальянский король (с 1861) — 451, 454
Виктория (урожд. герцогиня Кентская; 1819—1901), английская королева (с 1837) — 515, 532
Виктория Мелита (1876—1936), герцогиня Саксен-Кобург-Готская — 517
Виллем III (1817—1890), сын вел. кн. Анны Павловны, нидерландский король с 1849 — 261
Вильгельм I Гогенцоллерн (1797—1888), прусский король с 1861 и германский император с 1871 — 525
Вильгельм Франц Карл (1827—1894), эрцгерцог Австрийский, двоюродный дядя имп. Франца Иосифа — 217
Вильгельмина Луиза (урожд. принцесса Баденская; 1788—1836), жена Людвига II, вел. герцога Гессен-Дармштадтского (с 1804), мать имп. Марии Александровны — 25, 179
Вимпфен, бар. — 399
Винтергальтер Франц Ксаверий (1806—1873), литограф, живописец — 389
Владимир Александрович (1847—1909), вел. кн., третий сын Александра II — 25, 173, 224, 250, 257, 267, 275, 314, 341, 344, 346, 374, 394, 435, 442, 477, 487, 492, 498, 499
Воейкова Александра Александровна (1817—1893), фрейлина вел. кн. Марии Николаевны — 23, 116, 166, 282, 288, 341
Воейкова Мария Александровна. См. Бреверн де Лагарди М.А.
Волконская Варвара Михайловна (1781—1865), княжна, камер-фрейлина — 37, 38, 122
Воронцов Михаил Семенович (1782—1856), светл. кн., генерал-фельдмаршал — 327
Воронцова Елизавета Ксаверьевна (урожд. гр. Браницкая; 1792—1880), светл. кн. — 253, 351
Вюртембергски, наследный принц. См. Карл I
Вяземская Вера Федоровна (урожд. кж Гагарина; 1790—1886), кн. — 6, 326, 337
Вяземская Мария Аркадьевна (урожд. Столыпина; 1819—1889), кн., в первом браке Бек — 362
Вяземские, кн. — 339
Вяземские, княжны: Екатерина Павловна (1849—1929), впоследствии замужем за гр. С.Д.Шереметевым, и Александра Павловна (Ара; 1851—1928), впоследствии замужем за м-ром внутр. дел Д.С.Сипягиным — 417, 420, 428, 429
Вяземский Павел Петрович (1820—1888), кн., литератор; в 1856 помощник попечителя Петербургского учебного округа, председатель Комитета цензуры иностранной (1873—1881), сенатор — 337, 339, 362, 428
Вяземский Петр Андреевич (1792—1878), кн., поэт; камергер, сенатор — 6, 18, 255, 272—274, 326, 341, 375, 475
Вяземский Петр Павлович (1854—1931), кн. — 428, 460

Гагарина Софья Андреевна (урожд. Дашкова; 1810—1908), кн., фрейлина — 268, 378
Гамбетта Леон Мишель (1830—1882), французский политический деятель, поборник республиканского образа правления — 563
Ганноверский, король. См. Георг
Ганоло — 208
Гартман Карл Карлович, лейб-медик — 116, 368—371, 375, 454, 464, 465, 468, 474, 478, 480, 481, 488, 495
Гауке Маврикий Иосифович (1775—1830), гр., военный министр Царства Польского — 15
Гауке Юлия Маврикиевна (1825—1895), фрейлина; с 1851 замужем за принцем Ал-дром Гессен-Дармштадтским с титулом принца и принцессы Баттенбергских — 15, 111, 231, 237, 389, 390, 498
Гендриков Александр Иванович (1806—1881), гр., камергер; шталмейстер; обер-шенк — 35
Гендрикова Евдокия Васильевна (урожд. гр. Гудович; 1825—1901), фрейлина — 35, 122, 194, 281, 288, 297
Георг (1819—1878), ганноверский король (1851—1866) — 389
Георг (1824—1876), герцог Мекленбург-Стрелицкий; с 1851 муж вел. княжны Екатерины Михайловны, генерал русской службы — 257, 351
Гёргеи Артур (1818—1916), военный министр, диктатор в период революции 1848—1849; при Вилагоше капитулировал перед русскими войсками под командованием И.Ф.Паскевича — 321
Герман, один из основателей Валаамского монастыря, святой — 395
Герцен Александр Иванович (1812—1870), писатель, публицист — 439
Герье Е.В., переводчик — 5, 7
Гессен-Кастельский, герцог. См. Фридрих Вильгельм Адольф, ландгр. Гессен-Кассельский
Гильдебранд Платон Иванович (1817—1886), в 1853 командующий резервной батареей 7-й конно-кавалерийской бригады; ген.-лейтенант (с 1884) — 182
Гиляров-Платонов Никита Петрович (1824—1887), публицист, издатель газ. «Современные известия», в прошлом цензор Московского цензурного комитета — 501, 525, 526, 529
Гладкова Людмила Викторовна, литературовед, переводчик — 7
Гогель Григорий Федорович (1808—1881), ген.-адъютант, воспитатель сыновей Александра II — 394
Гогенцоллерны, династия — 212
Голицын, кн. — 181, 185
Голицын Евгений Александрович (1822—1854), кн., флота капитан-лейтенант, адъютант вел. кн. Константина Николаевича — 173
Голицын Иван Михайлович (1835—1896), кн., гофмейстер, вице-президент Московской дворцовой конторы — 435
Голицын Михаил Павлович (1822—1863), кн., флигель-адъютант с 1851; вице-адмирал с 1866 — 35, 156, 344
Голицын Павел Васильевич, кн. — 36
Голицын Сергей Михайлович (1774—1859), кн., камергер, член Гос. совета (с 1837), попечитель Московского учебного округа (с 1830) — 412
Голицына Александра Васильевна (урожд. гр. Гудович; ум. 1901), кн., фрейлина — 35, 122, 195, 281, 288, 297
Голицына Екатерина Никитична (урожд. кж Трубецкая;
р. 1831), кн., фрейлина — 36, 122, 197, 217, 234
Гольбейн Ханс Младший (1497 или 1498—1543), немецкий художник — 118
Горчаков Александр Михайлович (1798—1883), кн., дипломат; с 1856 министр иностр. дел, канцлер — 155, 182, 186, 251, 317, 343, 376, 388, 390, 451, 501—504, 511, 520, 521, 539, 542
Горчаков Дмитрий Сергеевич (1828—1907), кн., флигель-адъютант — 421, 423, 431, 433—435, 441
Горчаков Михаил Дмитриевич (1793—1861), кн., генерал-адъютант, главнокомандующий действующей армией в Крыму в 1855, наместник Царства Польского с 1856 — 269, 279, 343
Горчакова Агафоклея Николаевна (1803—1888), кн., статс-дама — 147
Гофман Эрнст Теодор Амадей (1776—1822), немецкий писатель-романтик — 72, 107
Гранси де, воспитательница имп. Марии Александровны — 25, 153, 161, 164, 178, 179, 206, 249, 259, 344, 345, 356, 369, 370, 388
Гримм, дочери А.Ф.Гримма — 459
Гримм Август Федорович (1805—1878), воспитатель детей имп. Николая I и Александра II, автор романа об имп. Александре Федоровне «Die Frstin der siebenten Werste». (СПб., 1858) — 394, 429, 430, 433, 436, 438, 439, 443
Грот Яков Карлович (1812—1893), историк литературы — 430
Грэнвилл Джордж (1815—1891), лорд, чрезвычайный посол Англии на коронации Александра II — 358, 359, 501
Грюнберг, камердинер цесаревны Марии Александровны — 23, 29, 117, 416
Грюнберг, горничная вел. княжны Марии Александровны — 416
Гудович Александра Васильевна. См. Голицына А.В.
Гудович Евдокия Васильевна.
См. Гендрикова Е.В.

Дагмара, принцесса. См. Мария Федоровна
Дадиани Екатерина Александровна (урожд. Чавчавадзе; 1816—1882), кн. Мингрельская, статс-дама, кавалерственная дама, с 1857 жила в Петербурге — 253, 437
Дамаскин, настоятель Валаамского Спасо-Преображенского монастыря на Ладожском озере в 1840—1869 — 395
Дандевиль — 532
Дармштадтская, вел. герцогиня. См. Вильгельмина Луиза
Дарья Александровна (Дарья Севастопольская), дочь матроса, прославившаяся во время Севастопольской кампании как добровольная сестра милосердия — 185
Датская, королева. См. Луиза
Дашков Дмитрий Васильевич (1788—1839), гос. деятель; переводчик, критик, прозаик, член «Арзамаса» — 18
Демезон Петр Иванович (ум. 1873), переводчик, заведовал отделением восточных языков министерства иностранных дел — 311
Ден Владимир Иванович (1823—1888), флигель-адъютант — 284
Дерон, учитель гимнастики — 194
Дидро Дени (1713—1784), французский писатель и философ-энциклопедист — 50
Дмитрий Донской (1350—1389), вел. кн. московский и владимирский — 522
Добровольский, офицер — 524
Долгоруков Василий Андреевич (1804—1868), кн., военный министр (1853—1856) — 199, 230, 250, 276, 323, 327, 343, 388, 390, 392, 399, 451
Долгоруков Владимир Андреевич (1810—1891), кн., московский генерал-губернатор (1865—1891) — 260, 504, 507, 511, 514, 536, 544—551
Долгоруков Николай Сергеевич (1840—1913), кн., генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член Гос. совета; брат А.С.Долгоруковой — 440
Долгоруков Сергей Алексеевич (1809—1891), кн. — 251
Долгорукова Александра Сергеевна (1836—1913), княжна, в замужестве Альбединская; фрейлина — 40—42, 118, 121, 127, 128, 130—132, 136, 142, 144, 153, 161, 164, 169, 170, 174, 178, 195, 196, 216, 217, 224, 226, 227, 250, 251, 257, 261, 263, 268, 272—274, 280, 288, 304, 305, 315, 344, 345, 349, 356, 388, 390, 393, 394, 396, 411, 421, 422, 430, 440, 441, 443, 444, 475
Долгорукова Екатерина Михайловна (1847—1922), княжна, фаворитка Александра II, с 1880 г. его морганатическая супруга с титулом светл. кн. Юрьевской — 553, 554
Долгорукова Мария Александровна (урожд. Апраксина; 1816—1892), кн. — 42, 131, 169, 251
Долгоруковы, кн. — 534
Дон Карлос (1818—1861), сын инфанта Карлоса — 385
Дубельт — 369
Дука Александра Ильинична.
См. Карамзина А.И.
Дюбуа, врач — 375
Дюма Александр (1802—1870), французский писатель — 176
Дюрер Альбрехт (1471—1528), немецкий художник — 26, 290

Евреинова — 541, 549, 551
Екатерина II (1729—1796), императрица (с 1762) — 44, 167, 219, 220, 236, 246, 261, 336, 360
Екатерина Михайловна (1827—1893), вел. кн., дочь вел. кн. Михаила Павловича, с 1851 за Георгом, герцогом Мекленбург-Стрелицким — 256, 257, 276, 384, 454
Екатерина Павловна (1788—1819), вел. княжна, дочь Павла I, в первом браке принцесса Ольденбурская, во втором браке принцесса Вюртембергская — 18
Елена Павловна (Фредерика Шарлотта Мария, принцесса Вюртембергская; 1806—1873), вел. кн., жена вел. кн. Михаила Павловича — 164, 198, 199, 206, 248, 249, 261, 293, 307, 332, 376, 424, 425, 433, 451, 454
Елизавета Алексеевна (Луиза Мария Августа, принцесса Баденская 1779—1826), императрица, жена Александра I — 1, 37, 122, 261, 262
Елизавета Петровна (1709—1761), императрица (с 1741) — 414
Енохин Иван Васильевич (1791—1863), доктор медицины, лейб-медик с 1855 — 455, 456
Ермолов Алексей Петрович (1777—1861), генерал от инфантерии — 221

Желябов Андрей Иванович (1851—1881), народоволец, организатор убийства имп. Александра II — 558
Жирарден Дельфина (урожд. Ге; 1805—1855), французская писательница — 178
Жуковская Александра Васильевна (1842—1899), дочь В.А.Жуковского, в замужестве Верман — 267, 268
Жуковская Елизавета Алексеевна (урожд. Рейтерн; 1821—1856), вдова поэта — 267
Жуковский Василий Андреевич (1783—1852), поэт — 18, 25, 51, 267, 366
Жуковский Павел Васильевич (1845—1912), художник, сын В.А.Жуковского — 267, 268
Жуковский-Волынский Феофил Федорович (1804—1879), доктор, впоследствии лейб-хирург — 455, 456

Закревский Арсений Андреевич (1786—1865), гр., генерал-лейтенант, министр внутренних дел; московский военный генерал-губернатор — 212, 222, 379
Здекауэр Николай Федорович (1815—1897), профессор медико-хирургической академии, лейб-медик, член Медицинского совета министерства внутренних дел — 457, 458, 479, 484, 485, 488
Зеебах Мария Карловна (урожд. Нессельроде; 1820—после 1881), дочь канцлера, жена Л.Зеебаха — 194
Зеебах Лео Альбин, саксонский посол в Париже (с января 1853) — 317
Зечени Эмерих (р. 1825), гр., секретарь австрийского посольства в Петербурге — 322
Зина, воспитанница А.Ф.Тютчевой — 552
Зиновьев Николай Васильевич (1801—1882), директор Пажеского корпуса (1846—1849), воспитатель сыновей имп. Александра II; генерал-адъютант — 347, 394
Зиновьева Юлия Николаевна (урожд. Батюшкова), жена Н.В.Зиновьева — 334, 347
Зичи Михаил Александрович (1827—1906), придворный художник, родом из Венгрии. Работал в России в 1847—1874 и с 1880 — 189

Иван IV Васильевич Грозный (1530—1584), первый русский царь (с 1547) — 294
Иванов Александр Андреевич (1806—1858), художник — 397
Игнатьев Николай Павлович (1832—1908), гр., генерал-адъютант, дипломат — 499, 500, 507, 522, 529, 555, 558, 563
Иларион (Рогалевский, ум. 1742), архиепископ казанский, затем черниговский; в 1738 уволен на покой в Киево-Печерскую лавру; вызванный по доносу в Петербург, умер в пути и погребен в Тверском Успенском Отрочем монастыре — 400
Иннокентий (Иван Алексеевич Борисов, 1800—1857), архиепископ Херсонский и Таврический, богослов — 158
о. Иосиф, ученик Серафима Саровского — 473
Исаков Николай Васильевич (1821—1891), генерал, попечитель Московского ун-та (1859—1863); главный начальник военно-учебных заведений (1863—1881), член Гос. совета — 398, 411, 414, 423, 440
Истомин Владимир Иванович (1809—1855), контр-адмирал — 227
Ишервуд Томасина Андреевна, няня вел. кн. Александра и Алексея Александровичей — 273

Кавелин — 427, 435
Кавелин Александр Александрович (1793—1850), генерал-лейтенант, петербургский генерал-губернатор — 25
Казаков
Калерджи Мария Федоровна (урожд. гр. Нессельроде; 1822—1874), воспитанница канцлера гр. К.В.Нессельроде, пианистка-дилетантка — 156
Калиостро Александр, гр. (наст. имя Бальзамо Джузеппе; 1743—1795), авантюрист, выдававший себя за алхимика и мага, был принят при дворе Екатерины II — 146
Капелло Цецилия Ивановна (ум. 1885), гувернантка младших детей Ф.И.Тютчева — 63, 69
Карамзин Александр Николаевич (1816—1868), сын историка, литератор — 21, 409
Карамзин Андрей Николаевич (1817—1854), сын историка, полковник — 21, 156, 161, 162, 185
Карамзин Владимир Николаевич (1819—1879), сын историка, сенатор — 21, 235
Карамзин Николай Михайлович (1766—1826), историк — 18—21, 270
Карамзина Аврора Карловна (урожд. Шернваль фон Валлен; 1808—1902), в первом браке за П.Н.Демидовым (1798—1840), во втором за А.Н.Карамзиным; статс-дама — 21, 156, 161, 185
Карамзина Александра Ильинична, (урожд. Дука; 1820—1871), жена — В.Н.Карамзина — 21, 235
Карамзина Екатерина Андреевна (урожд. Колыванова; 1780—1851), вторая жена Н.М.Карамзина (с 1804), по отцу сестра поэта П.А.Вяземского — 17—22, 75, 76
Карамзина Елизавета Ивановна (урожд. Протасова; 1767—1802), первая жена Н.М.Карамзина — 19
Карамзина Елизавета Николаевна (1821—1891), дочь Н.М.Карамзина, фрейлина — 17, 20—22, 63, 64, 75, 76, 92, 111, 117, 120, 126, 161, 162, 209, 272—274, 284, 339, 531
Карамзина Наталья Васильевна (урожд. кж. Оболенская; 1827—1882), жена А.Н.Карамзина — 21
Карамзина Софья Николаевна (1802—1856), дочь Н.М.Карамзина, фрейлина — 17, 19, 20, 22, 23, 76, 115, 117, 156, 161, 162
Карамзины — 16, 17, 19, 75, 111, 116, 117, 121, 235, 282, 339
Карель Фи

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: