Записки современника

Год издания: 2004

Кол-во страниц: 560

Переплёт: твердый

ISBN: 5-8159-0417-1

Серия : Биографии и мемуары

Жанр: Воспоминания

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 255Р

Жихарев Степан Петрович (1787 (по другим источникам — 1788) —1860) — писатель. Учился в Московском университете, но курса не окончил. Принадлежал к золотой московской молодежи, ничего не делавшей и всем интересовавшейся, особенно театром и литературой. Мечтал стать писателем. Его переводы французких пьес в печать не попали, а на сцене оказались «неудачными». Его трагедия «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, так как, по мнению князя Шаховского и откровенному отзыву самого автора, была смесью чуши с галиматьей. Немного больше успеха выпало на долю интермедии «Предпоследняя репетиция трагедии Дмитрий Донской» (1856). Стихи Жихарева печатались в журналах.

Плохой драматург, неудачник переводчик, Жихарев оказался талантливым автором дневника. Везде бывавший, вернее — имевший обширный круг знакомых, от сенатора до отставного суфлера, он был своим человеком за кулисами петербургских и московских театров. В своем дневнике Жихарев сообщает интересные характеристики, любопытные факты и дает ценный материал для истории театральной жизни начала XIX века. Написанные искренним тоном и хорошим языком, «Записки» передают барский быт, театральную жизнь и описывают литературные новинки того времени.

«Записки современника» велись с 1805 по 1819 год (но полностью не сохранились), печатались частями в «Москвитянине», «Отечественных записках», «Русском архиве».

Почитать Развернуть Свернуть

Степан Петрович Жихарев
и его «Записки»

Записки, или мемуары, — наиболее ценный материал для читателя, ищущего не точности и несомненности фактов, но желающего схватить дух общества за какую-либо истекшую эпоху, стать на уровень современных ей понятий и уяснить себе качественное значение тех исторических явлений, внешнее содержание которых он черпает из официальных документов. Эта способность мемуаров переносить читателя в мир отдаленного прошлого делает их интересными не только для специалиста, но и для всякого образованного человека.
Конечно, достижение подобной иллюзии находится в полной зависимости как от характера записок, так, в особенности, и от таланта их автора. В этом отношении русская мемуарная литература похвастаться не может. То ли мы плохие наблюдатели, то ли сама русская жизнь не дает места для развитая общественных интересов, но во всяком случае записки русских людей мало знакомят с современной им эпохой, обрисовывая на лучший конец только личность самого писавшего.
На недостаток мемуаров, особенно за настоящее (19-е) столетие, пожаловаться нельзя; но это — главной массой записки военных или административных деятелей, прямой целью которых бывает сохранить путем печати хоть какие-нибудь следы своей собственной деятельности, может быть, и почтенной, но весьма часто неважной для истории и неинтересной для публики.
Лучшие русские люди умирают без записок. Много ли наших писателей и ученых оставили подобное наследство? Если они и вели летопись своей жизни, то порой сами, как Пушкин, уничтожали эти драгоценные документы из непонятного суеверия, или же их писание постигла довольно обыкновенная участь русских документов — исчезновение без следа либо хранение под спудом до второго пришествия. В последнем случае, конечно, играет роль уже не простое невежество, но подчас и чересчур усердное стремление охранить честь какого-либо лица, хотя бы оно и переселилось в лучший мир сто лет тому назад...
Из мемуаров начала нынешнего века характерными являются записки Жихарева, которые недавно переизданы редакцией «Русского Архива». То, что мы говорили сейчас об участи русских мемуаров, относится отчасти и к запискам Жихарева. Из печатных указаний известно, что он вел поденные записи с 1806 по 1819 год, и это составило «Дневник студента» (со 2 января 1805 г. по 22 июля 1806 г.) и «Дневник чиновника», из которого появилась в печати часть за время с 25 августа 1806 г. по 31 мая 1807 г. Впервые эти документы появились на страницах «Москвитянина» и «Отечественных Записок», причем «Дневник студента» был издан и отдельно (СПб., 1859). Наконец, в «Отечественных Записках» 1854 г. были выдержки из дневников 1807—
1816 гг. под заглавием «Воспоминания старого театрала». Кроме того, существует указание, что под конец жизни Жихарев вел еще «Дневник сановника». Куда все это делось, одному Богу известно. До нас же только дошло известие, что записки Жихарева находились в руках его двоюродного брата князя С.С.Барятинского, который «еще при жизни своей успел пересмотреть эти «Записки» и сделать им строгий разбор; из одних многое, по разным отношениям и уважениям, исключил, другое совсем уничтожил...» Не вдаваясь в оценку подобного родственного радения, перейдем к личности автора «Записок».
Степан Петрович Жихарев — один из «арзамасцев», чему причиной отнюдь не литературные его заслуги, а те дружеские связи, какие у него установились с молодыми поборниками литературных традиций Карамзина. Родился он 18 февраля 1788 года и происходил из тамбовских дворян. Учился сначала в московском пансионе Ронка, а в 1805—1806 гг. в университетском благородном пансионе, слушая лекции и в университете. Здесь у него установились знакомства со многими профессорами и, между прочим, с тогдашним светилом университета А.Ф.Мерзляковым. Однако Жихарев не очень надседался над науками и, жуируя вообще, особенно увлекался театром. Видя, что в ученье проку не будет, он бросил университет и в 1806 г. определился на службу в коллегию иностранных дел в Петербурге. Здесь, не имея первое время собственно никаких занятий, он продолжал жизнь вивёра, также интересовался театром, литературой, следя при этом и вообще за злобами дня. Дальнейшая биография Жихарева так же смутна, как и участь его записок. Известно только, что из министерства иностранных дел (по делам которого он был будто бы и на Венском конгрессе) он перешел в министерство юстиции, когда министром был И.И.Дмитриев, занимал должность прокурора губернского правления в Москве, затем был обер-прокурором московского сената и, наконец, сенатором. В Москве же он женился на Федосье Дмитриевне Нечаевой, разбогател, владел большим домом, но под конец жизни разорился. Последней должностью его было председательство в литературно-театральном комитете при дирекции театров. Умер он в Петербурге 31 августа 1860 года.
Литературные произведения Жихарева принадлежат к числу любительских грехов, и к чести его, их было немного*. Он и сам не придавал им никакого значения, называя одно из своих произведений «смесью чуши с галиматьею, помноженными на ахинею». Полная неудача его на литературном поприще — очень любопытный факт, потому что записки его дают возможность предположить в нем хотя и не крупное дарование, но, все-таки, некоторую литературную способность. Во всяком случае, Жихарев был человеком развитым, хорошо знал русскую, французскую и даже немецкую литературу, и это-то и послужило его сближениям с современными литераторами. Он был в приятельских отношениях с Гнедичем, Батюшковым, Жуковским, братьями Тургеневыми и другими. В «Арзамасе» он носил прозвище «Громобоя». Батюшков, не забывающий никогда в письмах к своим друзьям переслать поклон Жихареву, упоминает о нем всегда в шутливом тоне и в одном из писем называет его «оратором слабых жен» и «черно-желтым». Другой современник, Ф.Ф.Вигель, сообщает, что Жихарев, живя в провинции, «принял все ее навыки; с большим умом, с большими способностями, в кругу образованных людей, он никогда не мог отстать от них. Наружность имел он азиатскую: оливковый цвет лица, черные, как смоль, кудрявые волосы, черные блистающие глаза, но которые никогда не загорались ни гневом, ни любовью, и выражали одно флегматическое спокойствие. Он казался мрачен, угрюм, а не знаю, бывал ли он когда сердит или чрезвычайно весел».
Со стороны достоверности записки Жихарева, кажется, вполне удовлетворительны; уже самый способ их ведения — поденная запись — говорит в их пользу. Другая, подкрепляющая доверие к ним черта — это искренность тона, и хотя Батюшков, упоминая в письмах про одно лицо, говорит, что оно врет, «как календарь, как Жихарев», но это едва ли может вызывать подозрение к нашему летописцу. Эпоха Александра I изображена в записках очень живо, и хотя автор наблюдений не отличается особой глубиной воззрений и часто не идет дальше самой пошлой оценки фактов, тем не менее «мелочи жизни», который он в массе заносит на страницы своего дневника, дают весьма наглядное представление о современном обществе.
Перед нами проходят живые фигуры многих из передовых людей того времени, целая коллекция типов большого света, группы современных литераторов и актеров. Общество, в котором вращался Жихарев, общество Москвы и Петербурга накануне двенадцатого года, стояло не на очень-то высоком уровне. Лишенная какой бы то ни было идейности, праздная и кичливая толпа проводила время в балах, празднествах, пересудах и обделыванье своих личных делишек. Это был мир дворянской бюрократии и буржуазии, едва только начинавший терпеть литературу, которая носила характер невинных любительских упражнений, и третировавший в жизни того самого актера, которому он аплодировал в театре. Гурманство и охота заменяли для этой публики всякие духовные интересы. «Образ жизни, — говорит Вигель, — тогдашних петербургских гражданских дельцов имел великое сходство с тем, который вели дворяне внутри России. Тех и других мог совершенно развеселить один только шумный пир, жирный обед и беспрестанно опоражниваемые бутылки».
Ярким представителем тогдашнего общества является сам Жихарев, конечно, молодой части его. Он, по словам Вигеля, «любил погулять, поесть, попить и сам попотчевать: это заставило его войти в долги и прибегать к разным изворотам. Дурные привычки, по нужде в молодости принятые, к сожалению, иногда отзываются и в старости». Вместе с тем Вигель говорит, что он «не встречал человека, более готового на послуги, на одолжения: это похвальное свойство и оригинальность довольно забавная сблизили его со мною и с другими». Портрет, нарисованный Вигелем, оказывается очень схожим с оригиналом, если взять записки последнего. В Жихареве особенно выставляется на вид характерная черта современной молодежи — искательство, старание проникнуть и отрекомендоваться сильным мира сего. Он пробирается к Державину, Шаховскому, к разным министрам, не смущается, встречая подчас холодный прием, и вполне доволен, что может занести на страницы своего дневника истории этих визитов.
Порою проскальзывают у Жихарева и свидетельства о впечатлениях, которые появлялись в обществе под влиянием современных событий. А события были в самом деле интересные. Наполеон переполошил государей и дипломатов Европы. Но и наш молодой наблюдатель, и современное ему общество скользили по поверхности происшествий, не давая себе труда заглянуть в них поглубже. Потому-то не имеют цены и те вспышки стадного патриотизма, которые вызывались, например, представлением «Дмитрия Дон¬ского». Ходульность этих ребяческих демонстраций чересчур очевидна. И в самом деле, когда дворяне были призваны императором в Москве составить ополчение, вслед за восторженными кликами, патриоты начали стекаться в Москву, и в первопрестольной столице воцарилось... гомерическое пьянство и картежный азарт. Русское общество не далеко ушло от тех эмигрантов, обиженных француз¬ской революцией, которые мутным потоком расплылись по Европе и большой толпой пришли в варварскую Россию, где их встретили с распростертыми объятиями и содержали на государственный счет.
Типы этих родовитых пролетариев и паразитов встречаются в записках Жихарева в достаточном количестве. Конечно, он не пускается в соображения о легальности положения в русском обществе этих бродяг, но, тем не менее, их духовное ничтожество не укрылось и от его взора. «Эти эмигранты, — говорит он, — точно дети, и М.Л. чуть ли не права, называя их полоумными: то при малейшей неудаче наших войск они упадают духом и находятся в каком-то состоянии безнадежного отчаяния; то вдруг при известии об успехе нашей армии, как бы ни был он маловажен, занесутся так высоко, что и земли не слышат под собою: делят Францию, сажают Бонапарте в Бисетр и вдаются в другие подобные несбыточные предположения». Подобное же отношение к серьезным политическим вопросам господствовало и в русском обществе, и смутное сознание этого факта иногда обнаруживается даже и у Жихарева.
У Вигеля находим, между прочим, следующую фразу о Жихареве: «Безвкусие было главным недостатком его в словесности, в обществе, в домашней жизни». Пожалуй, это и так. Но что касается театра, оценки игры, то в данном случае, кажется, в Жихареве мы встречаем чуткого знатока и страстного поклонника драматического искусства. Нужно отдать справедливость, что Жихарев не менее стремится завязать знакомство со знаменитыми артистами, чем предстать пред лицом высокопоставленных особ. Эта приверженность к театру дала возможность ему оказать большую услугу для потомства, ибо он заносил усердно в свой дневник все события тогдашней театральной жизни. А эта область искусства, как известно, наиболее страдает отсутствием исторических данных. Жихарев был знаком с Дмитревским, Яковлевым, Шушериным, Плавильщиковым, Сандуновым и другими петербургскими и московскими актерами, бывал чуть не каждый день в театре и вообще вел жизнь записного театрала. Не ограничиваясь русским театром, он дает много сведений и о немецких и французских труппах, где он также был своим человеком. Главный интерес для Жихарева представляло сценическое исполнение, и тут у него всегда заметно требование от игры естественности, простоты. Содержание пьес для него довольно безразлично: он в восторге от патриотических пьес Озерова, ему нравятся классические трагедии, но он также любит и Шиллера, и немецкие драмы, или мещанские трагедии, «коцебятину». Эта неопределенность и дала, очевидно, повод Вигелю обвинить Жихарева в безвкусии, которое гораздо более заметно в отношениях его к чисто литературным явлениям. Но едва ли можно тут прилагать к нему строгую мерку, ибо неустойчивость взглядов была довольно общим явлением, и даже эстетические требования не были ясно и точно определены никакой партией.
У Жихарева еще не видно того разлада, который произошел между последователями Карамзина и Шишкова, и литераторы у него разделяются на петербургских и московских. В Петербурге доживал свой век Державин. Из записок Жихарева нельзя видеть в нем величественного екатерининского поэта, и фигура его ничуть не выделяется из ряда Захаровых, Хвостовых и других приспешников зарождавшейся «Беседы». О зарождении последней Жихарев сохранил весьма любопытные указания. Первоначально это были частные собрания по очереди у Державина, Шишкова, Хвостова, Захарова и др. Заседания были скучные, бесплодные, и даже юные литераторы, поощряемые старцами, усердно их избегали.
Московские литераторы обещали гораздо больше. Там был Мерзляков, не только ученый, поэт, но и критик; там был молодой Жуковский, и они подавали надежды на лучшее литературное будущее; у них мы встречаем и взгляды на литературу серьезнее, тогда как у будущих охранителей «российского слога» она является в виде приятного спорта. Помимо этой, так сказать, официальной литературы, Жихарев знакомит нас с довольно значительной литературой, распространявшейся без помощи типографского станка; тут и эпиграммы, и куплеты на современные злобы дня и проч., и проч. Все это подчас любопытнее печатных виршей того времени и служит хорошим освещением общества.
В нашей статье мы старались наметить те пункты, которые представляют господствующий интерес в записках Жихарева. Не надо забывать, что дневник его дошел до нас за два с небольшим года, и если на таком небольшом промежутке времени он дает так много ценного материала, то нельзя не пожалеть об исчезновении остальных его частей.
Покойный артист императорских театров П.А.Каратыгин был очень талантливый рисовальщик. После него остался альбом, куда он набрасывал с натуры всех чем-либо замечательных людей, с которыми ему приходилось встречаться; в этом альбоме, принадлежащем теперь П.Я.Дашкову, находится, между прочим, и портрет Жихарева, копия с которого и прилагается к настоящей книжке «Исторического Вестника»*.

Михаил Мазаев
(опубликовано в «Историческом Вестнике»,
1893 год, июнь)



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ДНЕВНИК СТУДЕНТА


1805 год

2 января, понедельник
Не беспокойся, любезный брат, я не перестану быть твоим неизменным Гриммом. Писать к тебе обратилось мне в привычку. Благодарю за присылку денег; теперь, вероятно, не одна красненькая запечатывается в пакет для подарка новому студенту. Звание мое не безделица и порадует моих домашних. Ожидаю непременно экстраординарной благостыни. Правду сказать, если б кто шесть месяцев назад вздумал предрекать мне, что в нынешний новый год я поеду поздравлять родных и знакомых моих в синем мундире с малиновым воротником и при шпаге, я бы принял это за обидную насмешку. Однако ж это сбылось. Конечно, прилежания, трудов и хлопот было немало, но что значило бы все это без помощи и содействие доброго моего магистра Петра Ивановича Богданова? Он об успехах моих заботился более меня самого. Математика мне не очень далась; но на нее не обратили внимания, и Алексей Федорович Мерзляков, адъюнкт-профессор — дай Бог ему здоровья! — сильно поддерживал меня.
Вчера ездил с поздравлением к графу Ивану Андреевичу Остерману, государственному канцлеру, Ивану Петровичу Архарову, к тетке Вишневской, к брату Ивану Петровичу (Поливанов, впоследствии сенатор)*, к Аксеновым и к Кудрявцевым; разумеется, заезжал и к Лобковым — как хорошеет Арина Петровна! Нельзя довольно налюбоваться ею; что за глаза! И эту красавицу, к общей досаде нашей, мать зовет Орюшкою! Звали вечером танцевать; танцами распоряжать будет Иогель. Танцы не по моей части, но как не полюбоваться олицетворенною Терпсихорою!
Граф Иван Андреевич добивался, сколько мне лет и куда я намерен определиться в службу. Не хотел верить, что мне только 16 лет. Не советовал служить в архиве, но ехать прямо в Петербург и определиться в коллегию, сперва на черную работу; обещал дать к кому-то письмо; обласкал, однако ж не посадил. Старик чем-нибудь огорчен или угрюм по природе.
Зато как обнимал меня Иван Петрович Архаров! Созвал все семейство смотреть на мой мундир и чего-чего не наговорил: называл милым, умницею, родным и проч. Заставлял насильно завтракать, приглашал обедать, хотел пить шампанское за мое здоровье — словом, я не знал, куда деваться от его нежностей. Говорят, что он со всеми таков, и чем малозначительнее человек, тем больше старается обласкать его. Это мне растолковала тетка, которая, Бог знает почему, называет эту приветливость кувырканьем; иначе я мог бы возмечтать о себе и Бог знает что!
Между тем я сегодня попал туда, куда бы и ездить не следовало. Кудрявцев, в великой заботе о моих знакомствах, возил меня к графу Михаилу Федотовичу Каменскому, Бог весть зачем, разве только для того, чтоб похвастаться своими связями и что он некогда в кадетском корпусе преподавал графу немецкий язык. Граф, бесспорно, знаменитый полководец и недаром фельдмаршал, но мог бы и не уничтожать меня своим приемом: «В какой это ты, братец, мундир нарядился? В полку бы тебе не мешало послужить солдатом: скорее бы повытерли». И только. Не посадил; простоял больше часу, покамест старики вдоволь не наговорились о прежнем житье-бытье: видишь, в их время будто бы все было лучше. Немудрено: в их время у них зрение было острее, слух был тоньше и желудок исправнее.
Таскался по профессорам: я начал со Страхова и кончил Снегиревым. Добрые, благонамеренные, почтенные люди! Все время жизни своей посвящают другим, в беспрерывных трудах, а с нашей стороны признательности не много. Вот, например, хоть бы взять Никифора Евтроповича (профессора Черепанова). До сих пор как только появится на кафедре, так тотчас наши шалуны и давай повторять третьегоднишную его фразу: «Оное Гарнеренево воздухоплавание не столь общеполезно, сколько оное финнов Петра Великого о лаптях учение есть». Разумеется, конструкция фразы смешна, да зато в ней есть глубокий смысл.
Обнимался с Алексеем Федоровичем и Буринским,
который написал превосходные стихи. Сказывали, что С.Смирнов переводит «Kabale und Liebe», которую разыгрывать будут на пансионском театре. Хотят мне назначить роль Вурма, потому что я смугл и тощ, а главное, потому что ее никто не берет. Благодарен; будет с меня и Франца Моора, которого отхлестал я, к полному неудовольствию переводчика (Ник. Ник. Сандунова).

3 января, вторник
Обедал у князя Михаила Александровича Долгорукова и время провел чрезвычайно приятно. Князь по-прежнему такой же любитель театра и покровитель русских актеров. Я встретил у него Плавильщикова, Померанцева, Украсова и Злова. Сила Николаевич Сандунов перестал к нему ездить, и о нем не жалеют. Бойкий талант, ума палата, язык — бритва, но неуживчив. За обедом много рассуждали о театре и театральном искусстве. Ораторствовал Плавильщиков. В качестве действительного студента позволил я себе некоторые возражения, что нашему Росциусу, кажется, было не по нраву, особенно когда я упомянул о петербургских актерах Шушерине и Яковлеве. «Шушерин еще и так и сяк, — сказал он, — но Яковлев неуч». Я не видал их, следовательно, защищать не мог.
Плавильщиков написал новую комедию «Братья Своеладовы», которая представлена будет в его бенефис. Злов сказывал, что в половине месяца пойдет и моя опера «Любовные шутки», которую переводил я по заказу Соломони. Эта глупая страсть к театру отнимает у меня пропасть времени. С завтрашнего числа запрусь дня на три дома, чтобы выиграть прошаганное время.

6 января, пятница
Большой бал у Высоцких. Кузины наши показывали мне свои наряды: кружева, кружева и кружева; есть в четверть аршина шириною. Много денег оставлено в магазине мадам Обер-Шальме! Достаточно было бы на годовое продовольствие иному семейству. Недаром старики эту Обер-Шальме переименовали в Обер-Шельму. Мы с Петром Ивановичем ездили взглянуть на освещенные окна дома Высоцкого. Вся Басманная до Мясницких ворот запружена экипажами: цуги, цуги и цуги. Кучерам раздавали по калачу и разносили по стакану пенника. Это по-барски. Музыка слышна издалече: экосез и а-ла-грек так и заставляют подпрыгивать.

8 января, воскресенье
Были на пирушке у Гаврилы Ивановича Мягкова, преподавателя фортификации. Домик на Мясницкой Валу прехорошенький, жена красавица в полном смысле слова. Счастливец! Домик и жена приобретены трудами; тем более они для него драгоценны. Пили пунш и слушали игру хозяина на арфе — прекрасно! Как находит он время заниматься музыкою! Геометрия и музыка, арфа и фортификация как-то не гармонируют между собой. Все были несколько навеселе, и Алексей Федорович острил беспрестанно. Нет человека любезнее его, когда он нараспашку. Я все смотрел на хозяйку: какой бы этюд для Тончи! Завтра приглашает нас И.И.Дмитриев на вечер. Петру Ивановичу нельзя: у него вечерние уроки у Скульских и графинь Гудовичевых. Поеду один.

9 января, понедельник
У Ивана Ивановича никого из записных охотников читать стихи свои не было. Зато сам хозяин заставил меня прочитать послание его к Державину в ответ на присланные стихи без подписи нашего Пиндара.

Бард безымянный, тебя ль не узнаю?
Орлий издавна знаком мне полет,
Я не в отчизне, в Москве обитаю,
В жилище сует!

Вот так стихи! Иван Иванович владеет языком мастерски. Платон Петрович Бекетов толковал все о своей типографии. Это истинный ревнитель отечественного просвещения; при больших способностях он был бы другим Новиковым, и особенно теперь, когда нет ни одной отрасли наук, которой бы правительство не поощряло. Иван Иванович, которому Бекетов близкий родственник, говорит, что он не щадит ничего для учебных и литературных предприятий и даже расстроил на них свое состояние. Иван Иванович жалеет, что пособия Платона Петровича падают большею частью на бездарных писателей, довольно назойливых. Дождит на злыя и благия!

12 января, четверг
Наконец вот письмо из дому с деньгами: 300 рублей от матушки, 5 золотых империалов и 10 червонцев от батюшки и тетки княжны Марьи Гавриловны очень, очень кстати. Отец посылает мерлушек на два тулупа для обоих нас с Петром Ивановичем и ему особенно пару лошадей. Эти пегасы также очень ко времени, потому что уроки Петра Ивановича умножаются; одной моей пары становилось для обоих нас недостаточно; теперь, когда я перешел Рубикон, некоторые лишние выезды не могут быть для меня предосудительны; я успел уже заказать Занфтлебену пюсовый фрак из лучшего сукна и синие панталоны, с узорами по бантам, как у гусаров, за 40 рублей — дорого, да мило.
Между тем, по случаю радостного события, едем завтра к отцу Иоанну на вечеринку. (Это отец П.И.Богданова, умный и благочестивый старец, бывший диаконом в приходе архидиакона Евпла и отказавшийся добровольно от священства.) Там будет и Василий Иванович, старший брат Петра Ивановича, священник и законоучитель института со времени его учреждения. Скончался в запрошлом году, которого слово в институте так всем понравилось. Как удачно он умел выбрать текст к этому слову: «Иныя не имам радости, да вижду чада моя во истинне ходяща». Для преподавателя закона Божия нельзя было отыскать текста приличнее.
Говорят о назначении И.И.Дмитриева сенатором. Дай Бог! Кроме таланта, нелицеприятен и не подвержен ничьему влиянию.

16 января, понедельник
Сегодня у Антона Антоновича встретил Жуковского. Чуть ли не будет он сотрудником Каченовского в издании «Вестника Европы»; по крайней мере, Антон Антонович этого желает. Как удивился Жуковский, когда я прочитал наизусть новые стихи его, которые нигде еще не напечатаны и никому не были читаны, кроме самых его близких. Антон Антонович очень забавлялся этим, и «вот (сказал) каковы-та у нас студенты-та; все-та на лету ловят; а кабы поменее-та по театрам шатались, так бы и в математике-та не отставали». Я сгорел: не в бровь, а прямо в глаз; да, впрочем, за дело, за дело: что за бессчетный студент! Однако ж не теряю надежды: Андрей Анисимович Сокольский, преподаватель арифметики и геометрии, вдолбит что-нибудь в бедную мою голову во время вакаций. Но как отстать от театра?

17 января, вторник
Поспешая сегодня на обед к Лобковым во всю прыть моих каурок, я наехал на какую-то женщину и совершенно смял ее, так что она очутилась под санями. Вопли и крики! Ехавший мне навстречу частный пристав соскочил с саней, остановил лошадей моих и высвободил беднягу, которая продолжала кричать без памяти. Он спросил меня, кто я таков, и объявил, что хотя по принятым правилам должен бы был отправиться со мною в полицию, но что он не хотел бы мне сделать эту неприятность и потому предлагает дать женщине сколько-нибудь денег на лекарство и тем предупредить ее формальную жалобу. Я бы рад был дать все, что угодно, но со мною не было денег, и когда я объявил о том приставу, то он заплатил женщине 5 рублей своих, с тем чтобы я после возвратил их ему, а впредь старался ездить осторожнее.
Этого почтенного человека зовут Иван Петрович Гранжан, и Петр Тимофеевич за обедом сказывал мне, что он бывает с семейством у них, принят в лучших домах и уважаем начальством. Вот какие люди служат в здешней полиции! Николай Петрович Аксенов также был здесь несколько лет, еще при Эртеле, частным приставом; а какой человек, что за душа и обращение и как вообще уважаем всеми, несмотря на недостаточное состояние! Правду говорят, что не место красит человека, а человек — место.

19 января, четверг
Любовные мои шутки — вовсе плохие шутки. Опера не понравилась публике, а еще более мне: холодно, вяло и скучно. Бедная Соломони пела хорошо, голос у ней огромный, да как-то все не ладилось. Лизавета — крестьянка, а она представляла какую-то барыню, хотя и брала уроки у Сандуновой. Я думаю, без этой наставницы, которая порядочно жеманится, она сыграла бы лучше. Впрочем, в неуспехе пьесы виноват один бенефициант: зачем выбирать такой вздор? Петр Иванович говорит, что я лучше бы сделал, если б не отказался от предложенных мне Соломони 50 рублей за перевод: по крайней мере душа бы не болела.
Балет «Мщение за смерть Агамемнона», во вкусе Неверра, как гласит афиша, прошел так и сяк: какой Эгист, какой Орест и какая Электра! В этой Электре ни искры электричества. Говорят, что она выходит замуж за старика-англичанина Банкса, известного торговца лошадьми. Он большой приятель с Н.П.Аксеновым, который содействием и пособием его развел свой конный завод и свой известный огромностью рогатый скот — единственные теперь источники его доходов.
Старшая Соломони играла концерт на скрипке с полным оркестром. Это лучшая часть бенефиса.

20 января, пятница
Ай да Freiherr von Steinsberg! Ай да мальтийский рыцарь! Как ухитрился он поставить такую сложную пьесу, какова вторая часть «Русалки», на маленькой сцене демидовского театра, со всеми переменами декораций, полетами, превращениями и Бог весть с какими еще затеями, при его ограниченных средствах! Как бы то ни было, «Русалка» прошла весело. Театр ломился от зрителей, несмотря на возвышенные цены: ложа 12 р., кресла 2 р. 50 к., партер 1 р. 50 к., галерея 1 р. — дорогонько! Мамзель Штейн играла русалку, Штейнсберг — Минневарта, Короп — Ларифари, мадам Гебгард — старуху Jungfer Salome, Литхенс — рыцаря Адальберта, Вильгельм — ловчего, мадам Штейнсберг — Берту и проч. Мамзель Штейн принимали прекрасно, кричали несколько раз voraus (вперед, т.е. к рампе), a Kanon между ею, Штейнсбергом и Вильгельмом «За дождем выходит солнце» заставили повторить три раза.
Право, Штейнсберг — волшебник. В продолжение одного года сформировать труппу, в которой одни и те же сюжеты играют сегодня шиллеровских «Разбойников», а завтра «Русалку», сегодня «Kabale und Liebe», а завтра «Die deutschen Kleinst@dter» или «Zigeuner», сегодня «Беньовско¬го», а завтра уморительного «Das neue Sonntagskind», и играют очень недурно. Это, право, непостижимо; и между тем из каких лиц составлена эта труппа? Кроме Штейн¬сберга, который, несмотря на свое баронство и мальтий¬ский крест, может назваться превосходным актером во всех амплуа, все актеры его труппы большею частью новички из петербургских мастеровых. Даровитая мамзель Штейн, играющая русалку, Амалию, Луизу и проч., — булочница, брат ее — переплетчик, Литхенс — каретный обойщик, Короп — сиделец из винного погреба, Петер — столярный подмастерье, Кан — садовник, Беренс — портной, Вильгельм Гас — писец из конторы нотариуса, после нотный переписчик и, наконец, музыкант, Эмме — деревенский эконом, Кистер (нынче камергер одного немецкого двора, барон и миллионер) — золотых дел подмастерье.
Подумаешь, какой сброд! И что из него вышло? Все эти актеры — сами декораторы, сами костюмеры, сами машинисты, сами портные, сами копиисты. Штейнсберг не нанимает ни одного постороннего для надобностей своего театра. Удивительное свойство угадывать дарование в людях, привлекать их к своей цели и в то же время заставлять их любить и уважать себя. Сколько ни осторожен пастор Гейдеке в суждении о людях, как он ни проницателен и опытен в сношениях с ними, однако ж утверждает, что молчаливый и задумчивый Штейнсберг имеет способность неотразимо действовать на кого он захочет.

22 января, воскресенье
Приходил Ф.П.Граве. Он непременно хочет играть на немецком театре. Сколько мы ему ни возражали и ни указывали на неприличие такого поступка, он стоит на своем. На прощанье объявил, что уже выучил несколько ролей и скоро дебютировать будет в какой-то роли влюбленного башмачника. Завтра же отправлюсь к Штейнсбергу и попрошу, чтоб не допускал такого скандала. Один из лучших воспитанников университета благородного пансиона, студент, получивший золотую медаль и имя которого, как отличнейшего воспитанника, осталось на золотой доске, будет играть роль влюбленного башмачника и большею частью перед вовсе не влюбленными сапожниками. Есть от чего с ума сойти!

23 января, понедельник
Дело Граве могли уладить только вполовину. Сколько его ни усовещивали, он и в ус не дует. Несет свое, уверяет, что это вдохновение и он чувствует свое призвание. Непонятно, что случилось с ним: ему давно за двадцать, а стал хуже всякого капризного ребенка. Положили покамест на том, что будет по крайней мере дебютировать после Пасхи и под другим именем. Он выбрал себе латинское прозвание: Nemo (Никто). Теперь, если убеждения на него не действуют, придется прибегнуть к другому лекарству — свисткам: авось они отучат его от паясничества. Добро бы имел настоящий талант или был какой красавец — сердце бы не болело; а то вроде рыцаря печального образа, с присовокуплением огромной сутулины. Впрочем, Штейнсберг говорил, что не надо ничего торопить и заранее огорчать его, а что дело обойдется само собою.
За хлопотами о нашем Nemo не был сегодня во французском спектакле. Давали оперу «Paul et Virginie» и комедию «Fausses consultations». Может быть, и к лучшему: деньги дома, а мадам Кремон что за Виргиния! Кругленького личика и затянутой талии недостаточно для этой милой роли.
Белавин сказывал, что Савинов, дебютировавший вче

Дополнения Развернуть Свернуть

Именной указатель

 

 

Августин (1766—1819), московский епископ и позже ректор Заиконоспасской московской академии — 35, 240
Аверин Павел Иванович (1775—1849) — 126, 258, 259
Ададуров Алексей Петрович (1758—1835), воспитатель Александра I — 266, 267, 280
Ададурова Анна Ивановна (1777—1854), жена предыдущего — 266, 267, 280, 281, 332, 333, 488
Аделунг Федор Павлович (1768—1843), филолог, историк, библиограф, член-корреспондент Петербургской АН — 362, 541, 542
Азанчевский Павел Матвеевич (1789—1866), чиновник — 268
Акохов, книгопродавец — 182
Аксенов Николай Петрович, пристав — 33, 46, 161
Александр I (1777—1825), император — 93, 95, 97—99, 115, 124, 125, 128, 129, 137, 141, 147, 148, 198, 206, 213, 238—240, 257, 260, 272, 326, 350, 357, 360, 390, 403, 404, 419, 422, 430, 431, 459, 474, 475, 507
Александров Петр (1748—?), майор — 220—223
Александрова, рожд. Чурикова, жена предыдущего — 220—223
Аллар Мориц Николаевич, преподаватель — 181, 182
Алмазова Варвара Петровна (1706—1857), княгиня — 128
Алферьев Н.А. — 240, 241
Алфимов Дмитрий Федорович — 246, 247
Альбанус Август (1765—1839), рижский пастор — 455, 458
Альбини Антон Антонович (1780—1830), врач — 77, 97, 102, 104, 194, 195, 207, 218—220, 236, 242, 256, 260, 263, 265, 267, 342
Альбини Дарья Егоровна (1786—1863), рожд. фон-Эллизен, жена предыдущего — 77, 81, 90, 91, 263, 265
Альбрехт Петр Иванович (1760—1830), казначей — 469, 511
Алябьев Александр Васильевич (1746—1822) — 45, 118, 167
Амвросий (1742—1818), митрополит — 308, 386
Ананьин, чиновник — 438
Анастасевич Василий Григорьевич (1775—1845), переводчик, библиограф — 286, 287
Анастасий (1761—1806), архиепископ — 423
Андре, актер — 398
Андреев А.И., чиновник, комиссар придворной конторы — 315, 453
Андрие, актер — 269, 297, 398, 509, 510
Анна Павловна (1795—1865), великая княжна — 541
Апраксин Степан Степанович (1747—1827), владелец труппы крепостных актеров оперного театра на Знаменке — 82, 164, 167
Арман, актер — 113, 427
Арресто Генрих (1769—1817), немецкий драматург и актер, работавший в Петербурге — 204, 534
Арсеньев Александр Александрович, заведующий репертуарной частью в Московском театре — 40
Арсеньев Павел Михайлович (1767—1820), действительный статский советник, масон — 337, 338, 496
Архаров Иван Петрович (1747—1815), генерал, московский военный губернатор и командир московского восьмибатальонного гарнизона; это его солдат называли «архаровцами» — 14, 54, 77, 165, 167, 213, 261
Архаров Николай Петрович (1742—1814), московский обер-полицейместер — 77, 84, 85, 93, 164, 165, 245, 246, 252—256, 308
Аршеневский Петр Яковлевич (1748—1811), московский губернатор — 56, 74

Б-ва Екатерина Евдокимовна, княгиня — 53
Бабенов Иван Данилович —197
Багратион Петр Иванович (1765—1812), князь, генерал от инфантерии — 137, 168, 196
Балашов Александр Дмитриевич (1770—1837), генерал-адъютант; московский, а позже петербургский обер-полицеймейстер и министр полиции — 240, 248
Балашов Василий Михайлович (1762—1835), балетмейстер и педагог петербург¬ского придворного балета — 176
Балле Иван Петрович (1741—1811), адмирал — 308
Бальи, актер — 34
Бальмен де Александр Антонович (1779—1848), граф, российский комиссар на острове Св. Елены, когда там находился Наполеон — 264, 371, 372
Бальо Франсуа (1771—1842), французский скрипач, много выступавший в России — 44, 135
Бантыш-Каменский Владимир Николаевич (1778—1829), чиновник коллегии ино¬странных дел — 54, 55
Бантыш-Каменский Николай Николаевич (1737—1814), управляющий московским архивом коллегии иностранных дел, историк, первый издатель «Слова о полку Игореве» — 236—238, 261, 267, 496
Баранов Николай Иванович (1748—1824), сенатор — 257
Баранчеева Антонина Ивановна (1778—1838), актриса, крепостная А.Е.Столыпина, прадеда Лермонтова — 23, 112, 113, 141
Бардаков Иван Григорьевич (?—1821), генерал — 108
Баташов Андрей Андреевич (1746—1816), сосед С.П.Жихарева — 136
Бахерт, чиновник — 239
Бац, содержатель гостиницы в Москве — 241, 246
Бек Иван Филиппович (1735—1811), лейб-медик — 341
Бекетов Платон Петрович (1761—1836), издатель, двоюродный брат И.И.Дмитриева — 16, 17, 169, 190, 241, 248
Беклешов Александр Андреевич (1745—1808) генерал от инфантерии, московский военный губернатор и главноначальствующий Москвы — 97, 125, 126, 196, 236, 237
Беклешов Николай Андреевич (1741—1822), сенатор — 1216, 332
Беллами Жорж-Анна (1727—1788), актриса — 465
Белобров, актер — 398
Белосельский-Белозерский Александр Михайлович (1752—1809), князь, дипломат и писатель — 423
Бельё Агриппина, актриса, приятельница И.А.Крылова — 398, 529
Белькур, актер — 34, 113
Беннигсен Леонтий Леонтьевич (1745—1826), генерал — 287—289, 335, 507, 508
Беренс, актер — 20, 114
Бернадотт Жан-Батист-Жюль (1763—1844), маршал Франции, король Швеции и Норвегии, основатель современной шведской королевской династии — 335
Бессонов, майор — 208
Бестужев Никита Иванович — 246
Бибиков Иван Петрович (1787—1856) — 45
Бибиков Петр Петрович (1752—1860) — 219
Биркин Василий Степанович (?—1821), актер — 398
Бирон, принц, камергер Александра I — 108
Блакас Пьер-Луи (1771—1839), граф, французский дипломат, участник итальян¬ского похода Суворова — 264, 371, 372
Блашке, музыкант — 531
Бобринский Алексей Григорьевич (1762—1813), генерал-майор, почетный опекун Петербургского воспитательного дома — 308
Бобров Елисей Петрович (1778—1830), актер императорских театров — 380, 398, 521, 522
Богданов Петр Иванович (1776—1816), преподаватель словесности в Московском университетском пансионе — 13, 71—73, 89, 94, 102, 104, 116, 136, 138, 141, 145, 157, 164, 199, 206, 213, 224, 242, 243, 260, 261, 273, 341, 361
Болина Дарья, артистка — 480
Бологовский — 90
Бомарше Пьер-Огюстен-Карон (1732—1799), французский драматург — 481, 482
Бонне, актриса — 398
Борк, актер — 271, 272, 398
Боровикова Екатерина, воспитанница Н.М.Вердеревской — 64
Боровиковский Владимир Лукич (1758—1826), художник — 287
Бородин Петр Тимофеевич (1763—1823), московский откупщик — 27, 95
Бородулин — 39, 91
Борятинский Николай Федорович, князь — 245
Браницкая Александра Васильевна, графиня, рожденная Энгельгардт, обер-гофмейстерина при Николае I — 453
Бранстетеры, братья, пиротехники — 73, 74, 92
Брен ле, корабельный мастер — 264
Бризар Жан-Батист (1721—1791), актер — 465
Брокер Адам Фомич (1771—1848), московский полицеймейстер — 45
Бруннер, пастор — 381
Брусилов Николай Петрович (1782—1849), поэт и прозаик — 438, 439
Брюкль, актриса — см. Линденштейн
Брюкль Фридрих-Иозеф (1756—1821), актер немецкой труппы в Санкт-Петербурге — 271, 398, 528
Брюне, актриса — 113
Брюне Жан-Жозеф (1766—1851), актер — 113, 127
Брянцев Андрей Михайлович (1749—1821), профессор Московского университета, переводчик Канта — 74, 177
Буало Николя (1626—1711), поэт — 225
Будберг Андрей Яковлевич (1750—1812), барон, генерал, министр иностранных дел, воспитатель великих князей Александра и Константина Павловичей — 383, 474
Булгаков Яков Иванович (1743—1809), чрезвычайный посланник и полномочный министр в Турции, узник стамбульской крепости Едикуль — 202, 203
Буле Иоганн-Феофил (1763—1821), профессор — 206
Булкин Алексей Иванович (1771—1829), чиновник — 364
Булов Василий Алексеевич (1727—?), суфлер — 32, 33, 65
Бунина Анна Петровна (1774—1829), поэтесса — 423
Буринский Захар Алексеевич (1780—1810), поэт и переводчик — 57, 206, 370
Бурцов Алексей Петрович (?—1813) — 15, 78, 145
Бурцов Петр Тимофеевич (1711—1826), отец предыдущего, городничий — 77, 78
Бутенброк Мария Ивановна, рожд. Лисицына, актриса — 112, 113
Бушуев Иван Николаевич, архитектор — 239
Бушуева, мать архитектора — 107
Бушуева Анастасия Васильевна, сестра архитектора — 107

Вагнерова Екатерина, рожд. Заводина, актриса — 308
Вадбольские, князья — 271
Вадбольский Петр Сергеевич, князь — 217
Валежников Матвей Григорьевич — 496
Валуев Петр Степанович (1743—1814), главноначальствующий кремлевской экс¬педицией, благоустроитель Москвы — 110, 129, 140, 167, 168
Вальберх Иван Иванович (Лесогоров, 1766—1819), артист балета и балетмейстер — 337, 399
Вальберхова Мария Ивановна (1788—1867), актриса, протеже А.А.Шахов¬ского, который в юности жил в семье Вальберхов — 337, 545, 546
Вальвиль, актриса — 398, 508
Ванло Шарль-Андре (1705—1765), французский художник — 515
Васильев Алексей Иванович (1742—1807), граф, министр финансов — 423
Ватиевский Степан Степанович, чиновник — 364
Везиров, чиновник — 523
Вейдель Павел Андреевич (1766—1848) — 62
Вейраух, актер — 528
Вележев, чиновник — 247
Вельяминов Петр Лукич (?—1804), тамбовский помещик и литератор, близкий друг Державина — 78, 88, 309, 310, 353, 363, 364, 382, 468, 472, 473, 480
Вельяминов-Зернов Владимир Федорович (1784—1831), ученый-законовед, член «Вольного общества любителей словесности, наук и художеств», издатель — 298
Венд, музыкант — 523
Венцель-Миллер Иоганн-Генрих (1781—1826), композитор — 44
Веньяминов Михаил Васильевич (1757—1826), чиновник — 268, 283
Вердеревская Наталья Матвеевна — 64
Верещагина — 168
Вестман Илья Карлович, чиновник, обер-секретарь коллегии иностранных дел — 236, 266
Вигель Филипп Филиппович (1786—1856), бессарабский вице-губернатор, градоначальник Керчи, член литературного кружка «Арзамас», знаменитый писатель-мемуарист — 264
Визапур (?—1812), эмигрант-мулат, женатый на дочери купца Сахарова — 29
Викулин Алексей Федорович, воронежский помещик — 371
Викулин Владимир Алексеевич, чиновник-переводчик — 271, 336
Виланды, супружеская чета актеров — 528
Виллье Яков Васильевич (1765—1854), баронет, лейб-медик — 108
Вильде, актер — 398
Витовтов Александр Александрович, чиновник — 362, 542
Вишневские, родственники автора — 105, 230, 231, 513
Владыкин Антон Григорьевич (ум. 1812), востоковед, филолог, дипломат — 523
Воейков Александр Федорович (1777—1839), литератор — 192, 249, 250
Воланж, актер — 335
Волков Александр Александрович (1778—1833), московский полицеймейстер — 39
Волков Никифор Васильевич, актер — 23, 24, 205, 312, 398
Волчков Сергей Афанасьевич, симбирский помещик — 391—395
Вольтер Франсуа-Мари-Аруэ (1694—1778), французский писатель и философ — 66, 281, 353, 470, 511
Воржский Алексей Григорьевич, придворный протодьякон — 276, 386
Воробьев Яков Степанович (1769—1809), актер-комик — 22, 23, 294, 295, 311, 312, 397, 510
Воробьева Матрена Семеновна, актриса — 98, 102, 112
Воронихин Андрей Никифорович (1760—1814), архитектор — 284
Всеволожский Николай Сергеевич (1772—1857), сын С.А.Всеволожского — 30
Всеволожский Сергей Алексеевич (ум. 1822) — 30, 41, 44, 118, 188, 323
Вязмитинов Сергей Кузьмич (1748—1819), петербургский главнокомандующий, военный министр, министр полиции — 129, 237, 325, 366, 367

Гагарин Иван Алексеевич (1771—1832), князь, сенатор, меценат, один из организаторов Российского общества поощрения художников — 62, 63
Гагарин Иван Сергеевич (1754—1810), князь — 76, 167
Гагарина Екатерина Ивановна, княжна — 83
Гайдн Иозеф (1732—1809), немецкий композитор — 41
Галинковский Яков Андреевич (1777—1815), литератор — 344
Гальтенгоф Фридрих (1800—1840), актер — 32, 114, 161, 352, 528
Гальтенгоф Христина-Елена (1788—1847), актриса — 114, 198
Гари Егор, издатель — 182, 190
Гарнерен Андре-Жак (1769—1823), французский воздухоплаватель, показавший свои опыты в Петербурге и Москве — 99
Гаррик Давид (1716—1779), актер — 25, 327, 328, 461, 464, 465
Гарткнох, книгопродавец — 182
Гас Вильгельм, актер — 20, 114, 161, 162, 398
Гебгард, актер — 311, 312, 349, 350, 361, 362, 398, 470, 471, 502
Гебгард Мария, рожд. Штейн, актриса — 105, 114, 161, 271, 272, 311, 312
Гейдеке Вениамин (1763—1811), пастор Петропавловской лютеранской церкви в Москве, издатель рижского журнала «Русский Меркурий» — 20, 55, 105, 149, 173, 183, 198, 208, 209, 258, 381, 382
Гейм Иван Андреевич (1758—1821), ученый-статистик, профессор и ректор Московского университета — 74, 205
Генварев, крестьянин — 186, 187
Генрих IV (1553—1610), французский король — 124
Герке, музыкант — 531
Герман, музыкант — 531
Геслер Иоганн Вильгельм (1747—1822), немецкий композитор и музыкант — 43
Гёте Иоганн Вольфганг (1749—1832), немецкий поэт — 44, 349
Гиббон Эдуард (1737—1794), английский историк — 92
Глебов, помещик — 231—237, 243—246, 252—256
Глебова Мария Петровна, жена предыдущего — 231—234, 243—246, 252—256
Глинка Сергей Николаевич (1775—1847), писатель — 211
Глухарев Александр, актер — 398
Гнедич Николай Иванович (1784—1833), поэт и переводчик — 190, 191, 402, 416—423, 459, 460, 484, 485
Голенищев-Кутузов Павел Иванович (1767—1829), поэт, член Российской академии, попечитель Московского университета — 36, 167, 196, 197, 378
Годефрей, сестра герцога Мальборо — 465
Голиков Климент Гаврилович (ум. 1816), обер-прокурор — 364
Голицына Наталья Петровна, рожд. Чернышева (1741—1837), статс-дама — 454
Головкин Юрий Александрович (1762—1846), граф, дипломат, сенатор — 139
Голубцов Федор Александрович (1758—1829), министр финансов — 332
Гольц Николай Осипович, танцовщик — 399
Гомбуров Кузьма Иванович, актер — 398
Гонзаго Пиетро-Готтардо (ум. 1831), декоратор Большого Каменного театра — 510
Горн Иван Андреевич, книгопродавец — 182, 183
Горчаков Андрей Иванович (1768—1855), князь, генерал — 196
Горчаков Дмитрий Петрович (1758—1824), князь, поэт-сатирик — 55, 346, 347
Горюшкин Захар Аникиевич (1748—1821), профессор Московского университета — 74, 145
Горяинов, чиновник — 204
Готье Иван Иванович, книгопродавец — 182
Гофман, кондитер — 230, 245
Гофман Георг-Франциск (ум. 1811), преподаватель ботаники — 75
Граве Федор Павлович, чиновник — 20, 21, 30, 46, 47, 51, 52, 66, 72—76, 81, 86, 90, 91, 104, 199, 296, 370
Грамматин Николай Федорович (1786—1827), филолог и поэт, директор костромских училищ — 117, 145, 205
Грачев, книгопродавец — 182
Греч Николай Иванович (1787—1867), журналист — 538
Григорьев, стряпчий — 209
Гримм Фридрих-Мельхиор (1723—1807) в 1753—1782 гг. вел своеобразную рукописную газету — хронику парижских событий, которую рассылал европейским монархам, в том числе Екатерине II. Жихарев называет себя «неизменным Гриммом» потому, что собирается, подобно французскому писателю, сообщать своему корреспонденту все московские новости — 13
Грузинский Яков Леонидович, князь — 196
Гудович, графини, сестры — 138
Гуляев Иван Гаврилович, актер — 82
Гундоров Иван Андреевич, князь — 133
Гунниусы, семья актеров — 32, 114, 127, 161, 297
Гурьев Василий Петрович, прокурор — 217
Гурьев Семен Емельянович (1762—1813), математик — 360
Гусятников Николай Михайлович (?—1816) — 96, 241
Гуфланд Кристоф (1762—1836), врач — 267
Гюбш К., актер — 528

Давыдовы — 129
Дадьянов, князь — 43, 45
Дазенкур Жозеф (1747—1809), актер французской комедии, директор придворных спектаклей при Наполеоне — 427, 465
Дамас А.Г.М., капитан — 264
Дамас Огюст (1772—1834), актер — 398
Дамаскин Иоанн, средневековый богослов и «отец восточной церкви» — 146
Данилова Мария Ивановна (1793—1810), балерина — 399
Дашков Павел Михайлович (1763—1807), князь, московский губернский предводитель дворянства — 168, 176, 177, 201, 357
Дашкова Екатерина Романовна (1743—1810), княгиня, статс-дама, директор Петербургской Академии наук и президент Российской академии — 63, 411, 430, 453
Двигубский Иван Алексеевич (1771—1839), естествоиспытатель, профессор и ректор Московского университета — 140
Девремон, актер — 97, 113
Деглиньи, актер — 269, 398, 465, 475, 508
Дегтерев, помещик — 82
Дезульер Антуанетта (1638—1694), французская поэтесса и драматург — 164
Дембровский, военный — 188
Демидов — 39, 140, 205
Державин Гавриил Романович (1743—1816), поэт — 30, 88, 96, 109, 110, 121, 135, 147, 168, 180, 271, 273—279, 283, 292, 337, 345, 346, 361, 364, 367, 423—425, 441, 468, 497, 503
Державина Дарья Алексеевна (1767—1842), вторая жена поэта — 277—279
Дерфельд, музыкант — 531
Дестунис Спиридон Юрьевич (1782—1848), воспитанник Московского благородного пансиона, консул на Смирне — 523, 524
Дивов Павел Гаврилович (1765—1841), сенатор, писатель — 333, 334
Дидло Карл-Людовик (1767—1837), из¬вест¬ный европейский балетмейстер, работал в Петербурге — 282, 399
Димлер, музыкант — 28, 74, 76
Диц Фердинанд (1742—1798), венский скрипач и композитор, переехавший в Россию — 135
Дмитревский Иван Афанасьевич (1733—1821), актер и драматург — 172, 257, 304—307, 326, 327, 415—410, 421, 470, 514
Дмитриев Иван Иванович (1760—1837), поэт-баснописец — 26, 96, 103, 105, 116, 129, 136, 147, 155, 167, 173, 213, 236, 240, 248, 360, 375, 376, 423
Долгов, помещик — 193, 194
Долгоруков Иван Михайлович (1764—1823), писатель и администратор, соратник А.С.Шишкова — 26
Долгоруков Михаил Александрович, князь, камергер — 15, 257
Долгоруков Петр Петрович (1777—1806), генерал-майор — 108
Долгоруков Юрий Владимирович (1740—1830), московский военный губернатор и начальствующий гражданской частью в Москве и губернии — 129, 261, 270
Доппельмайер Г.И., врач — 40, 72, 73
Дрейвер, музыкант — 531
Дробит, актер — 398
Дружинин Яков Александрович (1771—1849), личный секретарь Павла I — 197, 362, 363, 424
Дубинин Матвей Дмитриевич, чиновник — 383, 384, 412
Дукворт Джон-Томас (1748—1817), английский адмирал — 512
Дурасов Николай Алексеевич (1760—1818), помещик, прославившийся своим гостеприимством — 40, 41
Дурнов Трофим Федорович (1765—1833), художник — 83, 87, 287, 319, 468
Дюгазон (1746—1809), актер — 427, 465, 478, 482
Дюкроаси, актер — 269, 398, 425—427, 508, 509
Дюмениль Мари (1711—1803), французская трагическая актриса — 305, 426, 427, 465, 515—517
Дюмушель Луи, актер — 398
Дюпаре, актер — 34, 113, 188
Дюпаре Арисия, акстриса — 23, 113, 165
Дюплесси, французская актриса — 335
Дюран, актер — 269, 369, 475, 476, 477
Дютак Жан (ум. 1873), танцовщик — 282, 399

Евреинов Ф.А., майор — 79, 80, 140
Егоров Алексей Егорович (1776—1851), художник — 87, 287
Ежова Екатерина Ивановна (1788—1836), актриса, жена А.А.Шаховского — 398, 519, 539
Екатерина II (1729—1796), императрица — 38, 99, 151, 152, 174, 248, 259, 379, 380
Екатерина Павловна (1788—1819), сестра Александра I — 541
Елагин Иван Перфильевич (1725—1796), масон, писатель, переводчик, директор придворных театров — 371, 472
Елизавета Александровна (1806—1808), великая княжна — 361
Емельянов, прапорщик — 184
Ершов Гаврила, чиновник — 62

Жандр Александр Андреевич (1776—1830), офицер — 374
Жарновик Федор (1745—1804), скрипач и композитор — 135
Жебелев Григорий Иванович (1766—1857), актер — 111, 172, 398, 539
Жегулин Семен Семенович, в 1789—1796 гг. правитель Таврической области, губернатор Белоруссии— 419
Жихарев Петр Степанович, отец автора — 66, 75, 76, 80
Жихарева Александра Гавриловна, рожд. Борятинская, мать автора — 66, 76, 90
Жозеф, актер — 398
Жоли М.-Е., актриса — 427
Жорж (1787—1867), актриса — 427
Жуковский Василий Андреевич (1783—1852), поэт — 17, 18, 145

Завадовский Петр Васильевич (1739—1812), граф, министр просвещения, председатель департамента законов Государственного совета — 332
Загорский Василий Андреевич, математик — 46, 74
Загряжский Иван Александрович (?—1807), офицер и помещик, дед Н.Н.Пушкиной — 150, 151
Захаров Иван Семенович (1754—1816), писатель, член «Беседы любителей русского слова», сенатор — 313, 337, 356, 366, 501
Злов Петр Васильевич (1774—1823), драматический актер и певец — 31, 32, 102, 112, 118, 206, 370, 416
Зотов Захар Константинович (1755—1802), камердинер Екатерины II — 77, 417
Зубарев, помещик — 130—133
Зубов Валериан Александрович (1771—1804), младший брат Платона — 180, 181, 216
Зубов Михаил Никитич, актер — 111
Зубов Платон Александрович (1767—1822), в двадцать два года стал фаворитом шестидесятилетней Екатерины II, получил графское, потом княжеское достоинство, громадные поместья, чин генерал-адъютанта, должности начальника Черноморского флота, новороссийского генерал-губернатора — 98, 424
Зук, музыкант — 531

Иваницын, танцовщик — 151
Иванов Николай Петрович (1760—1825), тульский губернатор — 217
Иванов Федор Данилович, чиновник — 268, 270, 301, 450, 453
Ивантеев, помещик — 64, 65
Ивашкин Петр Алексеевич (1762—1823), генерал-майор, московский полицеймейстер — 248
Иде Иван (1777—1807), профессор математики — 75
Извекова Мария Евграфовна (1794—1830), писательница — 54
Измайлов Лев Дмитриевич (1764—1834), рязанский помещик — 92, 159, 180, 181, 216, 248, 294, 399—401
Иконина Мария Никоновна (1788—1866), танцовщица — 282, 399
Ильин Алексей Иванович, чиновник — 315
Ильин Николай Иванович (1777—1823), драматург, правитель дел в канцелярии Ф.В.Ростопчина — 70, 98, 168
Ильинский Август Иванович (1760—1844), граф — 332
Иогель, танцмейстер, приглашавшийся в дома помещиков для обучения детей танцам и устройства вечеров — 14, 228
Ириней (1751—1818), епископ — 276, 423
Иффланд Август-Вильгельм (1759—1814), немецкий драматург и актер, директор берлинских театров — 312, 349, 426

Кавалеров Константин Прохорович (1782—1837), актер — 70, 112
Каведони Якопо (1577—1660), итальянский художник — 29
Кавелин Дмитрий Александрович (1778—1851), масон, директор Санкт-Петер¬бург¬ского университета при попечителях графе Уварове и Руниче — 156
Кавос Катерин Альбертович (1775—1840), композитор и капельмейстер, работавший в Петербурге — 510
Казадаев Александр Васильевич (1776—1854), командир горного кадетского корпуса — 289
Калиграф Иван Иванович, актер — 544, 545
Каллан, французский актер — 398, 475, 477
Калливод, театральный дирижер — 335
Каменецкий Осип Кириллович (1754—1823), один из первых русских ученых-врачей — 292, 294
Каменский Михаил Федотович (1738—1809), граф, фельдмаршал — 14, 37, 159, 212, 213, 238, 239, 287, 288, 403
Кампорези Франческо (1746—1831), московский архитектор — 242
Кан, актер — 20
Капнист Василий Васильевич (1757—1822), драматург — 300, 301, 423
Карабанов Петр Матвеевич (1764—1829), поэт, переводчик — 346—348, 356
Каразин Василий Назарович (1773—1842), основатель Харьковского университета — 542
Карайкина, актриса — 398
Карамзин Николай Михайлович (1766—1826), историк и писатель — 45, 103, 129, 167, 173—175, 211, 313, 403
Карамзина Екатерина Андреевна, рожд. Вяземская (1780—1851), жена Н.М.Ка¬рамзина, сестра князя П.А.Вяземского — 45
Караневичева, актриса — 71, 98, 112, 119
Каратыгин Андрей Васильевич (1774—1831), актер и режиссер — 378, 398
Каратыгина Александра Дмитриевна (1777—1859), по сцене Перлова, актриса, жена А.В.Каратыгина — 359, 377, 380, 398, 501
Карон, актер — 335
Карраччи Аннибал (1560—1609), итальянский художник — 83
Карцев Федор Иванович (?— 1843), переводчик — 66—68, 133
Касаткин-Ростовский Николай Александрович (?—1841), князь — 202
Касаткина-Ростовская Наталья Петровна (?—1828), рожд. Бородина, княгиня — 28
Кафка, актриса — 104, 114, 153, 198, 224
Каченовский Михаил Трофимович (1775—1842), историк, редактор журнала «Вест¬ник Европы» — 156
Кашинский Иван Григорьевич (1772—1846), врач и воздухоплаватель — 99
Кейдель Христиан Иванович, учитель Жихарева — 29, 30
Кельхен Иван Захарович (1722—1810), лейб-хирург — 363
Кембль Роджер, английский актер — 465
Керн Федор Федорович — 465
Керцелли (1760—1820), капельмейстер — 260
Кикин Петр Андреевич (1772—1834), генерал, статс-секретарь, меценат — 31, 344, 345, 346, 356, 357, 421
Кин, учитель в манеже — 44, 45, 153
Киселев Иван Кузьмич, чиновник — 82, 83, 87, 90
Кислый Василий Степанович, смотритель Эрмитажа — 445
Кистер, актер — 20, 114, 171, 271, 361, 362
Клапаред, актер — 269, 369, 509
Клаудий Христофор (?—1805), книгопродавец — 182
Клерон Клара (1723—1803), французская актриса — 327, 328, 426, 427, 515, 516
Климпе Франциск (1774—1844), музыкант — 531
Клингер Фридрих-Максимилиан (1752—1831), немецкий драматург — 44, 349, 530
Клушин Александр Иванович (1763—1804), писатель и издатель — 352, 353
Княжнин Яков Борисович (1742—1791), поэт и драматург — 103, 421
Кобяков Петр Николаевич, переводчик — 294—296, 300, 309, 310, 316, 363, 364, 382, 399—401, 468, 480, 484
Ковалинский Михаил Иванович (1745—1807), харьковский помещик, философ, друг Сковороды, рязанский наместник, куратор Московского университета — 25
Коженков, чиновник — 482, 483
Козлов Иван Иванович (1779—1840), поэт — 140
Козодавлев Осип Петрович (1754—1819), секретарь Е.Р.Дашковой, соредактор журнала «Собеседник любителей российского слова» — 300
Козырев Иван, книгопродавец — 182
Кокошкин Федор Федорович (1773—1838), драматург — 213
Кокушкин Василий Петрович, чиновник — 389, 390
Кологривов, помещик — 248, 249
Колокольцев Андрей Алексеевич, поме¬-
щик — 136
Коломбо Петр Иванович (1754 — после 1802), танцовщик — 523
Колосов Василий Михайлович, поэт — 309
Колосов Стахий Иванович (1757—1831), протоиерей — 424
Колосова Евгения Ивановна (1782—1869), танцовщица, жена В.А.Каратыгина — 399
Колпаков Петр Родионович (1765—1823), актер — 102, 111
Кондаков Михаил Кондратьевич, актер — 71, 111, 119
Кондратьев Николай Иванович, чиновник — 42, 121, 135
Константинов Степан Константинович, чиновник — 266, 496
Конта Луиза (1760—1813), французская актриса — 427
Корнель Томас (1625—1709), французский драматург — 269
Корнильев, чиновник — 209
Короп, актер — 19, 20, 30, 114, 127, 128, 260
Корреджио Антонио (1494—1534), итальянский художник — 319
Корсини Доминик Антонович (1774—1814), декоратор — 510
Костров Ермил Иванович (1752—1796), поэт — 145, 402
Котов, чиновник — 383
Коцебу Август-Фердинанд (1761—1819), немецкий драматург, долгие годы живший в России — 24, 349, 358
Кочубей Виктор Павлович (1768—1834), граф, дипломат, министр внутренних дел — 325
Кошелев Дмитрий Родионович, тамбов¬ский губернатор — 219
Краснопольский Николай Степанович (1775—1814), переводчик — 69, 70, 468, 469
Кребильон Проспер (1674—1762), французский драматург — 281
Крейслер, немецкий композитор — 44
Крейтер Богдан Иванович (1761—1835), обер-секретарь сената — 365, 366
Кремон, актер — 113
Кремон, актриса — 113, 226
Кротков Степан Егорович, помещик — 121, 122
Крутицкий Антон Михайлович (1754—1803), актер — 300, 301
Крылов Иван Андреевич (1768—1844), баснописец — 338, 416, 498, 505, 506
Крюковской Матвей Васильевич (1781—1811), чиновник, драматург — 337, 404, 406, 420
Ксавье, актриса — 416
Ксавье, дочь актрисы — 416
Кудич, актер — 204, 224, 225, 271, 349, 350, 358, 398
Кураев Иов Прокофьевич, актер — 23, 112, 113, 205
Куракин Александр Борисович (1752—1818), князь, дипломат — 97, 361, 423
Курбе, помощник Перрена — 230, 253
Кусов Иван Васильевич (1750—1819), советник коммерции — 410
Кусовников М.И., чиновник — 269, 272, 273, 383
Кутузов Л.И. — см. Голенищев-Кутузов Л.И.
Кутузов Михаил Илларион

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: